19 апреля 2019

Как выиграть грин-карту и остаться в России: история одного чемодана

Алексей много лет играл в лотерею грин-карт – и однажды выиграл. Фото из личного архива

Карма иногда “настигает” человека в самый неподходящий момент. Алексею из России она изрядно подпортила шансы на иммиграцию в США.

Ему посчастливилось выиграть грин-карту (или грин-кард) в лотерею. “С 2012 года участвовал в лотерее вместе с сыном. В мае 2017-го узнал о выигрыше. Был несказанно рад”, – вспоминает он.

Условия участия в лотерее простые: нужно быть гражданином страны-участницы и иметь законченное школьное образование или двухлетний опыт работы. А еще  необходимо правильно заполнить анкету – и ждать выигрыша.

Как участвовать в лотерее грин-карт, подробно рассказано в этой статье “Рубика”.

У Алексея был четкий план на будущее: год-полтора прожить на свои сбережения, за это время подтянуть английский и получить американское образование по специальности. Алексей – специалист по ценообразованию, он планировал устроиться в США в строительную фирму.

Но вскоре у Алексея начались проблемы. “В ожидании собеседования начал изучать интернет и готовить документы. Когда получил справку о судимости, был удивлен тем, что в ней указан случай 1994 года”, – вспоминает он.

В 1994 году Алексею было 18 лет. Вместе с другом-сверстником ночью в центре города они увидели мужчину с портфелем-дипломатом. “Мы почему-то решили, что дипломат полон денег, – рассказывает Алексей. – Мой друг обхватил мужчину сзади, а я встал перед ним и сказал: «Отдайте дипломат»”. Услышав отказ, Алексей просто выхватил портфель – и парни попытались убежать. Мужчина стал кричать, звать на помощь – и воришек быстро поймали. Каждому из них дали два года условного срока.

“Кстати, в дипломате были книжка и бритва”, – уточняет Алексей.

После выигрыша грин-карты нужно заполнить форму DS-260. Этим Алексей занялся сразу же, как только узнал о результатах лотереи. Там он написал, что не судим. Условная погашенная судимость не имеет значения, ее не существует, считал тогда Алексей. Он даже не подумал, что ее стоит указывать в форме.  

После заполнения DS-260 он начал заниматься остальными документами – и тут всплыла справка о судимости. “Стал собирать документы о том случае в архивах. Все нашел. Перед собеседованием очень переживал из-за этого”, – вспоминает он. Все документы Алексей перевел на английский. Предполагая, что ему откажут, на интервью он сразу принес форму I-601 на снятие запрета на въезд в США.

Алексей рассказал “Рубику”, что офицер не сразу приняла решение. Она не очень хорошо говорила по-русски, а он – по-английски, и общаться было довольно сложно. Алексей пытался убедить офицера, что изменился: у него есть машина, квартира и счета в банке, а после того случая проблем с законом не было. Она ответила, что ей нужно посоветоваться с коллегами. В тот же вечер, в ноябре 2017 года, Алексею позвонили и сообщили об отказе. Его форму I-601 тоже не приняли. Причиной указали Section 212(a)(2) A(I) – “действия, которые не соответствуют стандартам сообщества”. В американском законодательстве это называется moral turpitude.

Но Алексей не смирился с отказом. Он узнал в консульстве  имейл проводившего собеседование офицера и спросил напрямую, почему не приняли его форму I-601. Ему ответили: формами I-601 в России не занимаются, их рассматривают в США.

Алексей собрал необходимые бумаги, свидетельствующие о его новой добропорядочной жизни, и отправил их в Америку.

Иммиграционный офицер отказала не сразу. Фото из личного архива

Ответа от иммиграционной службы долго не было, и Алексей решил написать им сам. В службе ему сообщили номер дела, но немного перепутали – случайно поменяли последние две цифры местами. В итоге, Алексей следил за рассмотрением чужого дела о разрешении на работу. Эту заявку одобрили – и он был вне себя от счастья. Правда, после разбирательств с консульством и даже с московским офисом иммиграционной службы оказалось, что дело была совсем не его. А вот сам Алексей вновь получил отказ по тому же пункту – Section 212(a)(2) A(I).

Закон позволяет отказать во въезде в США не только из-за того, что вы совершили преступление. Даже за “совершение существенных элементов преступления” вас могут не пустить в Америку.

Иммиграционный адвокат Татьяна Эдвардс считает, что у Алексея были бы шансы на въезд в США при наличии опытного адвоката.

Во-первых, точного определения Crime Involving Moral Turpitude (преступление, которые содержит безнравственное поведение) нет. Это определение используется больше 100 лет, но судьи трактуют его по-разному.

Во-вторых, есть несколько исключений из правила. Например, на преступление могут закрыть глаза, если его совершил несовершеннолетний и с тех пор прошло более пяти лет. Не принимаются во внимание также политические преступления – задержания за участие в митингах и протестах.

Пренебречь можно и мелкими правонарушениями, если максимальный срок за преступление по закону не превышает один год, а преступника приговорили к лишению свободы на срок не более 180 дней.

Надежда есть и в том случае, если отсутствие иностранца-преступника в США может нанести серьезный ущерб супругу-американцу или детям с американским гражданством. Однако подобный ущерб нужно основательно доказывать.

Пустить в США могут, если преступление было совершено более 15 лет назад, оно не влияет на безопасность Америки, а преступник восстановил свое “доброе имя”. Именно этим правилом и попытался воспользоваться Алексей. Дело было бы не столь сложным, если бы он изначально не “солгал” в форме DS-260.

Алексей не отчаивается и вновь играет в лотерею грин-карт. Сейчас он уволился и учит английский – ходит на него, “как на работу”. Он все еще надеется, что сможет попасть в США, но рассматривает и другие варианты.

Еще на эту тему

Обнаружен новый штамм коронавируса. США закрывают сообщение с восемью странами

Байден возвращает правило “Оставайся в Мексике” для просителей убежища

Что дарить в 2021 году: лучшие подарки, от которых любой будет в восторге

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию