Как противостоять медицинской системе в США

Как противостоять медицинской системе в США

Элизабет Розенталь. Фото: townhallseattle.org
Элизабет Розенталь. Фото: townhallseattle.org

«Американская система здравоохранения подстроена против вас», — пишет журналистка Элизабет Розенталь в своей новой книге «American Sickness».

Розенталь работала врачом в 1990-х годах, и знает о системе не понаслышке. Она помнит одного пациента с аппендэктомией, уже в операционной одежде, который умолял: «Вы, ребята, уже забрали мой кошелек … У меня нет кредитной карты». В больнице требовали номер кредитной карты пациента, отказываясь без него продолжать процедуру. И пациенту пришлось обратиться к друзьям за помощью и восстановить номер кредитной карты. Только тогда операция началась.

«Это театр абсурда», — говорит Розенталь.

Учитывая все обстоятельства, бывает трудно узнать, как ориентироваться в здравоохранении и избежать огромных счетов.

Именно поэтому Розенталь написала свою книгу. Это инструкция для американской медицинской системы. Розенталь рассказывает, как здравоохранение развивалось от системы обслуживания пациентов до многомиллиардного бизнеса, и что могут сделать пациенты, чтобы сопротивляться несправедливости.

Журналист издания Vox взяла интервью у Элизабет Розенталь и попросило рассказать больше о своей книге и о том, как бороться с жестокой медицинской системой в США.

Вы пишете: «Мы ненавидим нашу систему здравоохранения. И все же мы пришли к согласию, что это неизбежное бремя — быть американцем».

Это сложное утверждение, потому что в системе работает много отличных людей — врачи пытаются делать правильные вещи. Но система этого не поощряет. Затем вы видите организованные группы врачей, пытающиеся заблокировать законы о прозрачности цен, и вам интересно, на чьей же они стороне. О чем они действительно заботятся? Они всегда говорят, что эти меры приведут к большей бюрократии — но на самом деле, как тяжело сказать пациенту: «Эй, я не в вашей страховой сети»?

Как вы думаете, как лучше всего бороться с огромными медицинскими счетами?

Система стала настолько плохой, что пациенты чувствуют себя беспомощными жертвами против этой медицинской машины. Вы больны, и вы не хотите спорить или злить своего врача или больницу. Но вы можете кое-что сделать. Возможно, это не изменит систему, но в краткосрочной перспективе защитит вас от возмутительных попыток нажиться на вас.

В больничных счетах много ошибок. Нужно получить детализацию, чтобы убедиться: это вам действительно делали.

Вы также выступаете за ведение переговоров о счетах за больницу, и я думаю, что многие пациенты, вероятно, не понимают, что они могут это делать.

Люди не чувствуют себя вправе вести переговоры так, как в продуктовом или мебельном магазине. Но мы должны торговаться, если это сэкономит тысячи долларов. Многие счета обсуждаемы. Если вы получите счет на $10 000, но зайдете и скажете: «Я дам вам $5 000», они могут ответить: «Хорошо».

Вы упоминаете и другие советы: избегайте частной комнаты, отказывайтесь от ненужного оборудования, определяйте людей, которые приходят к вам у кровати, записывайте, кто они такие, или спрашивайте у члена семьи, — отличные идеи. Но разве не абсурдно, что больные люди должны идти в больницу, думая о том, как контролировать стоимость ухода, а не просто получать медицинскую помощь?

Это страшная нагрузка для пациентов. Мы, журналисты в области здравоохранения, понимаем, где могут быть подводные камни.

Большинство людей уходят, чувствуя благодарность за заботу. Затем, через несколько недель, они получают счет за $500, $1 000 и $2 000 — и это может повлиять на их кредитный рейтинг.

На более системном уровне, какие небольшие изменения нужно вводить, чтобы перейти к более справедливой системе здравоохранения?

Я думаю, что первое место занимают нормальная цена и информационная прозрачность. Это не только решит проблему, но и станет первым шагом в любом направлении, которое мы выбираем. Пациенты и врачи должны знать, что сколько стоит, а больницы и фармацевты должны быть более открытыми в своих счетах.

Почему основные прайс-листы больниц не открыты для всеобщего обозрения? Законы могут изменить это. В некоторых других странах прайс-листы и расчеты являются нормой.

Каким элементам систем здравоохранения других стран вы завидуете?

Есть много вариантов, которые мы можем воплотить в этой стране. Некоторые из них связаны с более социализированной или управляемой государством системой. Другие больше полагаются на рыночные силы, такие как швейцарская система. Никто не полагается на абсолютно свободный рынок. Нужен механизм контроля затрат.

Есть много способов улучшить здравоохранение. Я перешла от медицины к журналистике во время медицинского плана Клинтона, потому что надеялась на реформу здравоохранения. Я работала в скорой помощи, но я подумал: «Пойду в New York Times и напишу о реформе здравоохранения, потому что ее примут, а потом вернусь и стану врачом». Конечно, этого не произошло. Здесь мы говорим о тех же проблемах более 20 лет спустя.

Меня поражает, насколько риторика стала оторванной от реальности. Так много дебатов о реформе здравоохранения — разговоры о смертельных спиралях, перестраховании, политике расширения Medicaid – это кажется реально никак не поможет пациенту.

Вы слышите, как эти мантры повторяются снова и снова: у нас лучшая медицинская помощь в мире. Люди согласны с этим, но это имеет очень мало общего с реальностью. Книга стала для меня тревожным сигналом. Я неоднократно повторяла, что мы внедряем инновации, чтобы заботиться о пациенте на основе фактических данных. В какой-то момент я сделала шаг назад и подумал: «Ого, какой еще может быть медицинская помощь?»

«Американская система здравоохранения подстроена против вас», — пишет журналистка Элизабет Розенталь в своей новой книге «American Sickness». Розенталь работала врачом в 1990-х годах, и знает о системе не понаслышке. Она помнит одного пациента с аппендэктомией, уже в операционной одежде, который умолял: «Вы, ребята, уже забрали мой кошелек … У меня нет кредитной карты». В больнице […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »