Омар Шариф родился в Кении. Он не был в Сомали, но его легко приняли за беженца. Фото: cnn.com

Фейковые беженцы из Кении приезжают в США и Европу. Они притворяются гражданами Сомали

Кенийцы занимают места реальных беженцев. Фото: cnn.com

Мужчина из Кении говорит, что не чувствует себя виноватым за ложь, которая привела его в Америку. Как и другие семьи, прибывшие в качестве “сомалийских беженцев”, его родственники получали соцпомощь, когда приехали в США. 

Через некоторое время его семья из семи человек встала на ноги, а братья и сестры выросли и стали медсестрами и учителями. “Мы воспользовались возможностью, которая была, и не воспринимали ее как должное. Мы следовали за американской мечтой, как они ее называют. Мы все пошли учиться и все получили образование”, – утверждает мужчина.

Но члены его семьи не были беженцами и даже не были рождены в Сомали. Они родились в Кении, и отец семьи подделал их статус в 1990-х годах, чтобы попасть в США.

“Я чувствую себя неловко из-за них [настоящих беженцев], но в то же время это все о том, кто пришел первым”, – заявляет он. 

Статус беженца предоставляется людям, которые спасаются от целенаправленного преследования или войны.

Но Кения сама по себе является страной, в которой проживает одна из крупнейших групп беженцев на планете – их здесь сотни тысяч. 

Расследование CNN установило, что с конца 1990-х по 2016 год огромное количество таких фейковых беженцев переселились в США и другие страны.

Кения соседствует с Сомали, в которой десятилетиями царит хаос. Беженцы часто пересекают границу с Кенией – на автобусах, ослах, а иногда и пешком. Неподалеку от границы с Сомали находится самый большой в мире лагерь беженцев в Даадабе. Сейчас здесь проживают сотни тысяч беженцев, многие из которых – обычные кенийцы, которые подделали историю своего преследования, объясняет Мохамед Дахие, член парламента Кении от Даадаба.

Мохамед Дахие говорит, что “фейковые” беженцы тоже спасались. Фото: cnn.com

Он рассказывает, что многие люди в близлежащих общинах видели, как беженцам раздают  бесплатную еду и предоставляют разные услуги, – и регистрировались в лагерях, заявляя, что они из Сомали. Часто они тоже реально нуждались в помощи, многие врали о своем происхождении во времена засухи и голода на севере Кении.

По данным ООН и кенийского правительства, только в лагерях Дадааба зарегистрировано минимум 40 000 кенийцев-“беженцев”.

“Это проблема, о которой мы знаем, и правительство также знает об этом”, – уверяет Фатия Абдалла, представитель ООН в Кении. Она не винит кенийцев, которые зарегистрировались как беженцы. “Я думаю, что любой человек просто хочет выжить”, – считает Фатия.

Омар Шариф жил далеко от лагеря в Дадаабе, но в 2009 году решил туда попасть. “Мой друг работал учителем в лагере и рассказал мне о бесплатном образовании и бесплатных медицинских услугах”, – вспоминает Шариф. Он признался, что тоже хотел бы уехать из Кении. Он сбежал из школы, отправился в Дадааб и заявил, что он беженец из Сомали. 

В то время для регистрации требовались только самые базовые документы, так как реальным беженцам нужно было сразу же предоставлять еду и лекарства. “Они не допрашивали меня. Если бы они сделали это, я бы признался. Они спросили только мой возраст и заполнили для меня форму”, – утверждает Шариф. 

“Я знал, что это неправильно. Тот, кто вошел в базу данных беженцев и является фейковым беженцем, допустил ошибку, потому что занял законное место кого-то другого”, – признает парень. И говорит, что, несмотря на помощь, он быстро понял, что не может справиться с тяжелыми условиями лагеря, и переехал в Найроби в надежде вернуть себе кенийский статус.

Зато теперь Шариф попал в уловку-22. “Это мое кенийское свидетельство о рождении, – показывает он. – А это мой номер беженца”.

Теперь у него нет статуса ни в Кении, ни в Сомали.

Кенийские власти заявили, что такие люди станут лицами без гражданства.  У “фейковых” беженцев, таких как Шариф, нет доступа к медицинскому обслуживанию, они не могут устроиться на официальную работу, получить страховку или другие доступные обычным кенийцам услуги. 

В ООН считают, что переселение для беженца, особенно в Европу или США, – это как выигрыш в лотерею. По оценкам Верховного комиссара ООН по делам беженцев, к концу 2018 года насчитывалось более 20 миллионов возможных кандидатов на переселение. За 2019 год переселили менее 1% из них.

Омар Шариф родился в Кении. Он не был в Сомали, но его легко приняли за беженца. Фото: cnn.com

В Кении признают эту проблему, хоть и неохотно. “Они воспользовались возможностью переселения и, к сожалению, шансом для беженцев, находящихся на свободе. Не думаю, что это повторится снова”, – сказал Джо Нгули, чиновник в Дадаабе.

В ООН же отрицают успешное переселение “фейковых” беженцев.

“Мне неизвестно о каких-либо кенийцах, которые переселяются в качестве беженцев. Программа переселения проходит различные проверки, есть сдерживания и противовесы”, – уверена Фатия Абдалла.

Официальный справочник ООН по переселению гласит, что переселение “особенно уязвимо” для мошенничества. В Кении, как и в других странах, организация объявила политику “нулевой толерантности” к подобным мошенническим схемам.  

“У нас есть политика абсолютной нетерпимости, у нас есть комитеты по борьбе с мошенничеством, координатор по борьбе с мошенничеством в лагерях, телефон доверия для беженцев, по которым можно прямо сейчас позвонить и сообщить о чем угодно. Системы очень хорошие, и они работают”, – утверждает Абдалла.

В США утверждают, что власти очень тщательно проверяют беженцев.

В 2018 году администрация Трампа ввела “усиленные меры проверки”, затрагивающие беженцев из 11 стран, включая Сомали.

Представитель Госдепартамента заявил, что в США действует “политика нулевой толерантности к мошенничеству, растрате и злоупотреблению ресурсами американских налогоплательщиков”, добавив, что “США проводят собственные подробные собеседования и проверки безопасности заявителей-беженцев. Этот процесс включает меры по проверке их гражданства”. 

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Adblock
detector