Нейманн старался быть "неформальным" директором

Этот иммигрант из израильского колхоза планирует стать триллионером

У Адама Нейманна особый способ управления компанией. Фото: businessinsider.com

Израильтянин Адам Нейманн и его друг-архитектор Мигель Маккелви создали один из самых ценных американских стартапов – коворкинг-компанию WeWork. В начале 2019 года его оценили в $47 миллиардов, а доход фирмы каждый год удваивался. WeWork планировала стать публичной в сентябре 2019 года, но этой успешной компании пришлось отложить планы. 

Предпринимательская жилка, умение рисковать и харизма Нейманна помогли компании развиваться бешеными темпами, и успех слегка вскружил руководителю голову. Его постоянными спутниками в работе стали алкоголь, наркотики и вечеринки. Он делал очень смелые прогнозы на будущее: о вечной жизни и необычайном богатстве. Нейманн хотел стать первым в мире триллионером. 

Он считал, что его компания не просто занимается недвижимостью, а формирует культуру, и хотел сделать ее технологическим стартапом. 

WeWork делает красивые ремонты офисах и сдает их в субаренду. Фото: wework.com

16 сентября We Company, материнская компания WeWork, планировала начать роуд-шоу и провести серию встреч с инвесторами и аналитиками, а в конце сентября выйти на IPO – первичное предложение акций, после которого фирма становится публичной. Но в последний момент компания отложила выход на биржу.

Дело в том, что реальная стоимость компании может быть гораздо ниже, чем предполагалось ранее – около $20 миллиардов. Если раньше WeWork быстро росла и приносила прибыль, то в 2018 году ее убытки составили более $1,6 миллиарда. Убыток компании в первом полугодии 2019 года составил $904 миллиона при выручке $1,5 миллиардов. 

По данным Vanity Fair, многих потенциальных инвесторов удивляет работа компании. Например, руководство “перестает считать расходы на продажу и маркетинг в определенный момент, если оно работает два года”, хотя расходы после этого не прекращаются.

Нейманн старался быть «неформальным» директором. Фото: businessinsider.com

Сам Нейманн тоже ведет себя довольно странно. Например, он зарегистрировал торговую марку “We”, а затем заставил компанию, которую сам же основал, купить ее почти за $6 миллионов. Кроме того, он забрал минимум $700 миллионов из WeWork всего за месяц до IPO. Правда, после скандала деньги за торговую марку пришлось вернуть. 

WeWork все еще рассчитывает провести IPO до конца 2019 года. Один из крупнейших инвесторов стартапа, японский холдинг SoftBank, призывал перенести выход на биржу на 2020 год, но, по данным Financial Times, Нейман отверг просьбы.

Кто такой Адам Нейманн? 

Нейманн вырос в Израиле, в кибуце – сельскохозяйственной коммуне, аналоге колхоза. Он переехал в США, когда ему было 22 года, и поступил в колледж Барух. Уже во время учебы Нейманн пытался начать свой бизнес. Среди его изобретений был складной каблук для женской обуви, который не отрывался от земли. Потом он основал фирму Krawlers, которая делала детскую одежду с наколенниками, чтобы малышам было удобнее ползать. Но эта идея тоже не “выстрелила”. 

Вместе с Маккелви он создал небольшой коворкинг во время мирового финансового кризиса. Спрос шокировал их самих. 

К 2010 году они запустили WeWork. Компания арендует офис на долгий срок, делает красивый ремонт и сдает в субаренду небольшие столы и офисы на короткое время.

Нейманн считает, что WeWork связывает предпринимателей и других людей, которые  раньше работали дома или в кафе, предоставляя место для сотрудников нового поколения.

Основатели планировали расширить бренд “We” за пределы офисного пространства и начать деятельность в сфере жилья и финансов. Далее Нейманн взял курс на технологизацию компании. Для членов сети WeWork разработали мобильное приложение – “физическую социальную сеть”. Кроме того, компания начала использовать искусственный интеллект для сбора информации о зданиях. 

Сотрудники и инвесторы считают Нейманна очень харизматичным. Фото: bloomberg.com

По словам бывших сотрудников и спонсоров, Нейманн прекрасно умеет убеждать в грандиозном будущем компании. “Через несколько минут после того, как я его встретил, мне захотелось инвестировать”, – вспоминает Джои Лоу, чья Star Farm Ventures вложила деньги в WeWork в 2013 году. 

Даже бывшие сотрудники, которые не любили Нейманна, отдают ему должное за выдающуюся способность мотивировать сотрудников.

По мере роста WeWork Нейманн привлекал все больше инвестиций. Он получил десятки и сотни миллионов долларов от венчурных капиталистов и инвестиционных фондов T. Rowe Price и Fidelity Investments.

Вскоре он нашел единомышленника в лице Масаёси Сона – генерального директора SoftBank, который, как и Нейман, любит рисковать и идти ва-банк. В 2017 году его компания выделила WeWork $3,1 миллиарда.

Нейманн отказывается от многих условностей стандартного генерального директора. Он часто проводит шумные вечеринки для сотрудников, ходит босиком по офису и во весь голос поет песни Рианны. Кроме того, Нейманн верит в то, что будет жить вечно. Поэтому он вложил средства в стартап Life Life Biosciences. 

Нейманн часто устраивал шумные вечеринки. Фото: businessinsider.com

Иногда он высказывал странные идеи, и сотрудники не знали, насколько серьезно к ним относиться. Например, он говорил, что нужно сделать огромный бассейн в подвале компании или открыть авиакомпанию. Ему нравятся поездки на частных самолетах. В 2018 году We купила самолет за $60 миллионов.

Нейманн говорил в личных беседах, что хочет стать премьер-министром Израиля. Но позже заявил, что если и будет баллотироваться на какую-то должность, то это будет президент мира.

Алкоголь был большой частью корпоративной культуры компании, особенно в начале ее существования. Нейманну нравилось, как алкоголь объединяет людей, и иногда он наливал сотрудникам с самого утра. 

Он успевал быть и беспощадным руководителем. Например, в 2016 году Нейманн уволил 7% сотрудников ради сокращения расходов. Правда, потом в комнату вошли люди с рюмками текилы на подносах — и началась вечеринка с хип-хоп группой и песнями 80-х. 

Однако с ростом компании застолья прекратились, и Нейманн тоже стал более спокойным. Иногда он не пьет неделями или месяцами, а шумные вечеринки происходят все реже. По словам знакомых, ему помогла успокоиться жена Ребекка. 

Она имеет большое влияние на Нейманна и стала главой WeGrow – детсада и начальной школы, за которые родители платят до $42 000 в год. Она часто помогает мужу в бизнес-решениях. 

Жена помогла Нейманну остепениться. Фото: cnbc.com

Как и Адам, Ребекка бывает импульсивной. Она приказала уволить нескольких сотрудников, поговорив с ними всего несколько минут. Ребекка сказала, что ей не нравится их энергия. Кроме того, в 2018 году они объявили, что компания отказывается от мяса. Но его можно было есть, если фирма за него не платила. 

Несмотря на эти странности, WeWork была вполне успешной до последних месяцев. После объявления о выходе на IPО компанию начали критиковать за странное ведение бизнеса и экспрессивность ее руководителя. 

Инвесторы тоже негодуют. Несмотря на растущий размер компании, ее убытки растут с той же скоростью, что и выручка. Это создает постоянную потребность в новых инвестициях, хотя Нейманн обещал, что компании не понадобится больше денег. 

Между тем, многие другие бизнес-направления – жилье, тренажерные залы –  пришлось сократить. Они не смогли обеспечить высокую рентабельность.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.