Что делать, если в форме при подаче на убежище обнаружена ошибка

Что делать, если в форме при подаче на убежище обнаружена ошибка

На интервью в иммиграционной службе честность — лучшая политика. Фото La Voz Arizona

Хочу отметить, что подготовка к интервью – один из важнейших этапов работы адвоката и клиента. Зачастую случается так, что ко мне приходят уже после «адвокатов-оборотней», самостоятельно заполненных форм и их отправки или просят подготовить к интервью, которое состоится уже скоро.

При работе с такими клиентами всплывают различные неприятные детали.

Форма I-589 отправляется в иммиграционную службу при подаче кейса по убежищу, по ней же офицер проводит интервью.

Во время интервью задача офицера — получить от заявителя устное подтверждение указанных сведений или внести в них изменения. Иногда под изменениями подразумевается правильное написание города рождения, обновление данных об адресе, семейное положение.

Я рекомендую при подготовке к интервью внимательно изучить поданную форму I-589 и в письменном виде предоставить данные об изменениях офицеру. В таком случае не сложится ощущения, что вы что-то осознанно скрываете, да и сотрудникам иммиграционной службы намного удобнее такой формат.

К сожалению, не всегда изменения ограничиваются лишь правильным написанием дат или места работы. Иногда это даже не опечатки. Как я писала ранее, люди, пытаясь сэкономить, обращаются к полулегальным «профессионалам», которые пишут их фамилии с ошибками, пишут абсолютную «отсебятину» в истории, а клиенты подписывают в срочном порядке, не успев даже ознакомиться с представленной в анкете информацией или перевести ее.

Есть ли шансы все исправить?

Всегда считала и считаю, что честность — лучшая политика.

Обычно офицеры соглашаются дать второй шанс, но в рамках разумного.

Если девушка сначала утверждает, что она лесбиянка, а потом говорит, что она ходила на политические митинги и просит предоставить убежище по причине политического мнения, тогда это будет более серьезной проблемой, чем ее первоначальные сексуальные предпочтения. Однако, все та же девушка сможет доказать, что она не имела понятия о том, что подписывала, или подписала одно, а именно этого никогда не говорила – уже другой разговор. Доказательства могут быть разными, например, e-mail с историей, которую она отправляла человеку, помогавшему заполнять ей формы.

Я работала не так давно с кейсом, где было допущено очень много ошибок.

Семья только приехала из Украины и в стрессовом состоянии обратилась к адвокату по рекомендации. Пока они ожидали интервью, сменили штат проживания. В новом штате семья обратилась за помощью на интервью к местному лицензированному адвокату. Когда был получен файл, который был отправлен в иммиграционную службу предыдущим адвокатом, заявители были в шоке – такого они не писали.

У нас не было времени составлять новую декларацию, на интервью я сразу сказала офицеру, что подробное объяснение причин будет предоставлено, но клиент отказывается от предыдущих показаний. Офицер пошел на уступки, так как сразу заметил, что неправильно были написаны даже фамилии подающих. Он сказал, что будет задавать вопросы по форме I-589, и попросил давать ему знать, когда нужно будет внести в нее существенные изменения. В итоге информация в декларации была исправлена. Помогло то, что все документы были на руках, и они подтверждали все, о чем говорили клиенты, но не то, что было подано в первоначальной декларации.

Офицер очень много сверял, делал множество пометок. Интервью длилось около 4 часов, прошение об убежище было одобрено, но не сразу. Мы ждали полгода, и семья получила свои «белые карты» этой весной.

Роль адвоката – объяснить, насколько допущенные ошибки в кейсе являются критичными.

Очень многое во время интервью будет отдано на усмотрение офицера: есть ли оправдание или объяснение, заранее ли уведомили службу.

Сейчас действуют временные рамки – в Лос-Анджелесе изменения или дополнения в кейс можно вносить максимум за 7 дней до интервью. И очень важно внимательно читать то, что вы подписываете, чтобы потом не пришлось «тушить пожар».

Хочу отметить, что подготовка к интервью – один из важнейших этапов работы адвоката и клиента. Зачастую случается так, что ко мне приходят уже после «адвокатов-оборотней», самостоятельно заполненных форм и их отправки или просят подготовить к интервью, которое состоится уже скоро. При работе с такими клиентами всплывают различные неприятные детали. Форма I-589 отправляется в иммиграционную службу […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Анна Мореас
Автор |
иммиграционный юрист из Лос-Анджелеса

Translate »