17 ноября 2022

Бизнес иммигрантов: как гей-пара спасла свою косметологическую компанию, уехав из России в США

Виталий Соломонов на первой для CleanestiQ выставки в США.

Косметолог и технолог Виталий Соломонов потратил на свой последний проект семь лет. Он создавал препарат для быстрого (за считанные минуты!) удаления глубоких мозолей. 

“Мозоли – большая боль для многих, особенно для страдающих диабетом и пожилых. Кожа очень толстая, а мозоли окаменевшие. Ходить сложно, это очень больно. И приводит к возникновению ряда патологий”, – рассказывает Виталий.

Свой препарат Виталий сам разрабатывать еще в России, но закончить не успел. К нему стали заявляться конкуренты и пытались силой заполучить его химические формулы. А после начались проблемы из-за позиции Виталия по Украине и из-за ЛГБТ. 

“Рубик” пообщался с Виталием и выяснил, почему в России всем так нужны секреты средства от мозолей, как начать жизнь в США с нуля и почему самое бесячее в Америке – это ванные комнаты.

“Живо давай нам формулы!” 

Виталию пришлось уехать из России.

В косметологии Виталий уже более 20 лет. Закончил медицинский институт в Москве. Работал в детской реанимации. Но тут грянули 90-е годы – и Виталий решил уйти из клинической медицины в косметологию, где денег было побольше.

Там дела быстро пошли в гору. Виталий основал компанию CleanestiQ, где создавал и продавал кучу средств для решения серьезных проблем с кожей лица, рук и ног. Например, компания боролась с последствиями синдрома диабетической стопы: отечностью, язвами, мозолями. В обычных магазинах таких средств нет – специальные препараты выпускаются не на массовый рынок и используются в косметологических кабинетах. 

Виталий рассказывает, что успех им принесли новые технологии, которые сама компания и изобрела. 

“Наши препараты состоят из определенных ингредиентов, которые мы используем в не совсем обычных концентрациях. Смешиваем при помощи наших технологий”, – говорит он. 

CleanestiQ поставляла технологии по всей России и Восточной Европе.

А потом в компанию стали приходить некие люди с требованием отдать химические формулы.

То есть отжимали бизнес.

“Просто откровенно приходили ко мне в кабинет и говорили, мол, сливай нам формулу. Даже денег не предлагали. Вот нужно им – и все. Людей этих засылали конкуренты, хотя были и неизвестные личности. Они признавались, что самим расшифровать форму не получилось, поэтому и пришли. И рано или поздно, но формулы они получат”, – рассказывает Виталий.

“С геями мы работать не хотим”

Виталий со своим партнером.

Виталий работает в паре со своим деловым партнером Сергеем Корчаниным. С которым они состоят и в интимных отношениях. В 2014 году на международной конференции в Германии оба выступили против аннексии Крыма и военных действий России в Украине. 

Тогда же активно заработал закон о запрете пропаганды гомосексуализма, а Виталий с Сергеем свои отношения не скрывали. Так и начался “целый шквал преследований”. 

“Если раньше мне было легко послать этих людей, то потом начались другие игры против компании. Наш главный бухгалтер сливала очень важные финансовые документы на сторону. Наши доверенные сотрудники, с которыми мы работали очень долгие годы, делились с другими какой-то информацией. И сказали, что с такими как вы, геями, мы работать не хотим”, — рассказывает Виталий. 

Компанию в итоге пришлось закрыть, причем за пару недель.

Соцсети владельцев взломали, банковские счета были заблокированы, запасы сырья для производства уничтожены. И даже пожаловаться было некому – полиция отказывалась заниматься этой историей. Не помогли даже раскрученные на ТВ адвокаты, к которым обратились Виталий с Сергеем.

“К нашему удивлению, нам все отказывали, даже за большие деньги. Лишь один адвокат согласился взяться за это дело – попробовал открыть его через прокуратуру. Но потом сказал, что это невозможно и он не будет этим заниматься” – вспоминает Соломонов.     

В США с $2000 в кармане 

Виталий и Сергей.

Понимая, что в России ловить уже нечего, вместе со своим партнером Виталий уехал в США. Американские визы тогда уже были у них на руках. Виталий неоднократно ездил в Штаты по работе. А в Филадельфии жили их друзья. 

Фактически паре пришлось все начать с нуля. Они переехали в США, имея с собой всего лишь $2000. “У нас в кармане были только формулы и технологии”, – вспоминает Виталий. В первое время паре помогли друзья, у которых они жили. Виталий зарабатывал деньги, читая лекции и семинары онлайн.   

Параллельно готовился запустить новый бизнес. Целый год ушел на подгонку формул под требования американского регулятора – FDA. Первым продуктом новой компании стало мыло для барбер-шопов. Бренд CleanestiQ оставили.

Для запуска производственной линии потребовалось $20 000.

На старте помогали знакомые и коллеги. 

Линейка продукции постепенно расширялась. Сегодня компания Соломонова поставляет барберам тушь для седеющих усов и бород,  которая прочно держиться сутки, даже если человек попал под дождь. Впрочем, она легко смывается водой с мылом. Продукция CleanestiQ сегодня продается во всех 50 штатах. У компании есть представительства в Финляндии и в Украине. 

Косметологический бизнес в США

Риски в американском косметологическом бизнесе высоки. Сертификация и регистрация такой продукции не требуется, FDA тщательно следит за производством и может серьезно наказать.  

“Целую линию могут закрыть. Будут очень серьезные проблемы, если есть определённый процент негатива,  серьёзных последствий после применения этого продукта. Поэтому американские косметические продукты известны тем, что крайне редко дают какие-либо побочные эффекты. FDA сканирует рынок ежедневно и еженощно. Если будут негативные отзывы от покупателей, лаборатория FDA выкупит этот продукт где-нибудь на рынке или через интернет и  проверит его.  Если там будет что-то запрещённое, либо не в тех концентрациях, что рекомендовано, то такому бренду не позавидуешь”, – объясняет Виталий. 

По его словам, такое случается даже с очень крупными компаниями, такими как L’Oréal или Procter & Gamble. Их продукты тогда отзываются. И производитель платит огромный штраф – около $100 миллионов за одно наименование. Поэтому мелким компаниям на этом рынке выжить трудно, считает предприниматель. 

“Меня просто бесят ванные комнаты в Америке”

У Виталия особая нелюбовь к американским ванным комнатам. Фото usashowerandbath.com

Виталий со своим партнером живет в частном доме в Филадельфии (штат Пенсильвания). Он говорит, что если Нью-Йорк для США –  это как Москва в России, то Филадельфия – это Санкт-Петербург – культурная столица.  Здесь проходит много концертов, которые пара любит посещать.  

Соседний штат Нью-Джерси считается мировым центром косметической фарминдустрии, где есть и производители сырья, и склады, и можно найти любое вещество, которое необходимо для запуска нового продукта. За полчаса можно подъехать и договорится, объясняет логистику Виталий. 

По его словам, главное в США – это не знание языка, а открытость.  

“Это самое трудное для тех, кто приезжает сюда, особенно если человек не владеет английским языком. Даже если владеете английским языком, тренируйте не столько словарный запас, хотя это тоже важно, тренируйте свои интонации. Чем вы будете более открыты, приветливы, тем больше отклика будете находить. Здесь много наших соотечественников, которые по 20-30 лет не учат язык и  прекрасно живут, при этом совсем не бедно живут. Эта страна, в которой можно прекрасно обходиться без языка и прекрасно жить”, – считает бывший москвич. 

Виталий признался, что уровень его жизни за проведенные в США семь лет заметно вырос и уже превысил московский.

Однако есть то, что приводит его в негодование сейчас – это устройство ванных комнат в США. 

“Меня всегда удивляет и раздражает устройство душей. Европейские – можно взять в руку и поливать. А большинство душей в США – закрепленные, и ты стоишь как под дождиком.  Это до сих пор раздражает и бесит. Хотя сейчас американцы стали больше понимать, и в новых домах есть и такой, и такой душ”, – поделился Соломонов.  

Еще на эту тему

Успейте подать на убежище до 7 декабря – потом введут транзитный бан!

Страшная трагедия: убита семья из Беларуси, среди погибших – двое детей

Иммиграционная полиция слила в сеть личные данные просителей убежища. В том числе россиян

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик