Все дела по убежищу теперь переходят в иммиграционную службу. Чем это грозит для иммигрантов

Иммиграционные суды не справляются. Фото squarespace-cdn.com

Иммиграционные суды не справляются с нагрузкой. Многие ждут годы, пока их кейс рассмотрят, хотя раньше все решалось за несколько месяцев. 

Чтобы разгрузить суды, департамент внутренней безопасности совместно с департаментом юстиции издали правило, по которому все кейсы по убежищу переходят в иммиграционную службу. 

В том числе тех иммигрантов, которые попросили убежище на границе. 

Раньше, если вы просили убежище на границе, ваш кейс сразу переходил в иммиграционный суд. Открывали дело по депортации и вызывали на первое слушание примерно через шесть-восемь месяцев. 

Есть и другая категория заявителей на убежище. Это те, что прибыли в США легально, по визе, и уже на территории Америки попросили убежище. В этом случае суда не будет, а кейс рассматривает иммиграционная служба. Если служба в итоге отказывает в убежище, тогда уже дело переходит в суд. 

Теперь же через иммиграционную службу будут проходить все заявители на убежище. 

Таким образом власти хотят разгрузить суды, где на данный момент почти два миллиона нерассмотренных дел. Если взяться только за них, на рассмотрение уйдет более четырех лет. Это без учета новых кейсов. 

Новое правило будет внедряться поэтапно, с небольшого числа кейсов. По мере того, как у службы будут появляться новые ресурсы и офицеры, кейсов станет больше. 

Иммиграционный адвокат Татьяна Эдвардс рассказала, почему нововведение – не особо радостное событие. 

“Байден думает, что таким образом разгрузит суды. Но при этом забывает, что есть огромное количество людей, которые ждут решения по убежищу уже много лет. Те, что подали на убежище прямо в службу. Они с 2015 года ждут, когда их вызовут на интервью.

А теперь представьте, что на эти старые кейсы сейчас навалится еще миллион новых кейсов. Скорее всего, их будут рассматривать в первую очередь. И тогда “старички” могут вообще не дождаться решения по своему делу. 

Это можно избежать, если только иммиграционная служба увеличит свой штат офицеров в пять-десять раз. Но об этом речи пока нет”, – говорит Татьяна. 

На помощь приходит иммиграционная служба. Фото brightspotcdn.com

По ее словам, плюсы новой системы точно ощутят те, кто только подался на убежище. Над ними не будет висеть угроза депортации, что морально проще. Плюс, им можно сэкономить на услугах адвоката, которому теперь не нужно платить за каждый поход в суд. 

Однако остается неясными новые сроки рассмотрения заявлений на убежище. Сейчас уже не сработает статистика по судьям, по которой можно было определять и срок, и лояльность судьи. 

Пройдут месяцы, прежде чем появится новая статистика – уже по офисам иммиграционной службы. 

Есть еще одна проблема. Сами офицеры иммиграционной службы.

“Лучше бы правительство увеличило количество иммиграционных судей. И выделило бы судей конкретно для кейсов по убежищу. 

Потому что судьи намного лучше понимают кейсы, у них огромный багаж знаний, они знают, на что обращать внимание, когда речь идет об убежище. 

В отличие от офицеров, многие из которых даже не имеют юридического образования. Они не понимают важность деталей в кейсах, не знают элементарных вещей. Мне самой приходилось часто объяснять им “школьную” программу, так как они не знали, что такое, к примеру, гуманитарное защита. 

Я предполагаю, что в скором времени стоит ожидать потока новых кейсов в суды. Потому что офицеры начнут отказывать в убежище слишком часто”, – говорит Татьяна. 

Еще на эту тему

Наши политики в США: Татьяна Тулин и шпионские игры

Что стало известно о массовом расстреле на параде 4 июля в пригороде Чикаго

Празднование Дня Независимости в штате Иллинойс обернулось трагедией

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию