Тысячи учеников исчезли во время пандемии. Школы ищут их до сих пор

Кеннет Чепмен-старший ищет пропавших учеников в Детройте. Фото WP

Кеннет Чепмен-старший был полон надежд, когда на своем фургоне с надписью “Государственные школы Детройта” подъезжал к кирпичному дому. Во дворе он увидел несколько пластиковых стаканчиков и маленький розовый велосипед. По всем признакам девочка, которую он искал, была внутри. 

“Обычно, когда я захожу во двор и вижу игрушки или велосипеды, то сразу понимаю – дома кто-то есть”, – говорит Кеннет. 

Но на стук в дверь ему никто не ответил. Внутри было тихо.  

Этот дом – один из десятка, который Кеннет должен объехать. Его работа – помогать школам отыскать учеников, которые давно не посещали уроки. Причем настолько давно, что это уже вызывает тревогу. Некоторые из детей просто прогуливали занятия, и тогда необходимо было лишь провести беседу с родителями. Но в Детройте около 3000 учеников, которые просто исчезли.  

Школы по всей стране по-разному справлялись с переходом на дистанционное обучение. Им пришлось столкнуться с нежеланием учеников посещать уроки, а у некоторых просто не было такой возможности.

Многих из них одноклассники не видели с марта, то есть с самого начала карантина. 

В принципе, и до пандемии учеников нужно было заставлять ходить в школу. К ним приходили домой, общались с родителями. Школе совершенно не выгодно терять детей, ведь финансирование выделяется из расчета на одного учащегося.

Чем меньше учеников, тем меньше денег получит школа. 

Но в этом году ученики стали исчезать просто в беспрецедентном количестве. Поэтому школам приходилось как-то выкручиваться. В Детройте и Майами учеников не вычеркивали из списка даже после месяца прогула. В других школах использовали коронапомощь от правительства на зарплату специальным работникам, ищущим пропавших учеников. 

Так, в Северной Каролине в декабре 2020 года не досчитались более 10 000 учеников. В Нью-Мексико – 12 000. 

Многие из них на самом деле не пропали. Просто в штатах до сих пор нет хорошей системы учета. И если кто-то переходит в другой школьный округ, предыдущий об этом может и не узнать. И зачислит ученика в список пропавших. 

Чтобы хоть немного привести систему в порядок, во время пандемии школам выделили бюджет на наем контролеров посещаемости. Сейчас они ходят по домам и ищут пропавших учеников.  

Но почему нужно ходить именно по домам? Обычно так не делают. Школы пишут родителям в мессенджерах, но не у всех есть доступ к интернету. И не все говорят на английском. Многие также могут поменять номер телефона – и тогда найти их становится почти невозможно. 

Многие ученики не посещают школу с весны. Фото time.com

Педагоги уверены, что в такой ситуации очень сложно выполнять работу в полной мере. Ведь они должны следить в том числе и за поведением учеников, определять, не подвергается ли ребенок насилию дома. Онлайн это сделать очень сложно.

Особенно переживают учителя за детей из малообеспеченных семей, иностранцев, сирот.

Именно эти прослойки населения сильнее всех пострадали от кризиса. А когда в семье кризис, обычно вся злость срывается на детях. 

“Школа традиционно заботилась о здоровье детей и звала на помощь, если нужно. Сейчас этого больше нет”, – говорит Хайли Корман из аналитического центра “Bellwether Education Partners”. 

И ладно, если ученики просто не могут подключиться к уроку из-за плохого интернета или сломанного компьютера. Это все решается. Но гораздо страшнее, когда за стуком в дверь следует тишина. 

Для учеников прогулы могут иметь далеко идущие последствия. 

“Они просто не смогут уже вернуться в школу. Не закончат обучение. Не смогут найти нормальную работу. Им будет очень сложно, когда появятся их собственные дети. Мы свидетели того, как разрушается будущее следующего поколения”, – говорит Корман. 

Еще на эту тему

Офицер полиции Чикаго застрелил 13-летнего мальчика

Штат Нью-Йорк потратит $2 миллиарда на помощь иммигрантам без документов

Байден ввел чрезвычайное положение из-за угрозы со стороны России

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию