Стерилизация во благо: как женщин в США лишают возможности рожать

Мать Энн пыталась доказать, что ее дочь полоумная. Фото: narratively.com

В январе 1936 года в Сан-Франциско Энн Купер Хьюитт подала в суд на свою мать Мэрион. Девушка требовала у нее $500 000 (примерно $9 миллионов на сегодняшний день). Истец утверждала, что ее мать заплатила врачам, чтобы те стерилизовали ее во время удаления аппендикса. Так женщина якобы пыталась лишить Энн наследства миллионера-отца. Обвиняемая же уверяла, что она просто защищала свою дочь и общество от возможных последствий беременности Энн.

Изобретатель и предприниматель Питер Купер Хьюитт, отец девушки, оставил две трети своего имущества Энн, а треть – своей жене. Но завещание предусматривало, что доля Энн перейдет ее матери, если девушка будет бездетной. Зная это, мать Энн якобы заплатила двум врачам по $9 000 (около $165 000 на сегодняшний день), чтобы удалить маточные трубы дочери, когда Энн поступила в больницу с болями в животе. Это произошло всего за несколько месяцев до 21-го дня рождения девушки. После этого возраста мать не могла распоряжаться ее здоровьем, так как Энн становилась совершеннолетней.  

Мэрион попросила об операции, так как ее дочь «слабоумная». Она сослалась на тест на интеллект, проведенный психологом незадолго до процедуры. Энн не смогла ответить на такие вопросы, как «Какая самая длинная река в США» и «Каков срок полномочий президента США». 

Кроме того, мать Энн считала ее извращенкой, ведь та любила мастурбировать и отправляла любовные письма своему шоферу. В них упоминались лобковые волосы Энн и «эротические наклонности» девушки, а также ее фантазии о посыльных и проводниках поездов. 

Несмотря на обвинения матери, Энн не выглядела на суде слабоумной. Она свободно разговаривала на французском и итальянском языках, читала Шекспира и книги об истории Франции. Один из свидетелей заявил, что если у девушки и были умственные недостатки, то они вызваны пренебрежительным отношением матери в детстве. 

“Она пила всю ночь и будила меня в четыре часа утра, чтобы сказать мне: если я умру, у нее будут все мои деньги”, – вспоминала Энн. 

Мэрион была известна в Европе как «величайшая картежница в мире» и разводилась четыре раза. 

Случай Энн в то время был нетрадиционным. Ее сделали бездетной из социальных, а не генетических причин. Она была продуктом плохого воспитания, а не плохих генов. Энн была богата и здорова, в то время как обычно стерилизацию проводили среди бедных и больных (эпилептиков, людей с умственными проблемами). 

Бок о бок со стерилизацией в США шла евгеника – учение о человеческой селекции, а также о путях улучшения наследственных свойств. 

Термин «евгеника» впервые использовал англичанин Фрэнсис Гальтон. В своей книге «Наследственный гений» 1869 года Гальтон описал программу селекции среди людей. Он хотел обеспечить потомкам передачу характеристик, которые он связывал с высшими классами (например, интеллект). 

Фрэнсис Гальтон – родоначальник евгеники. Фото: ozy.com

Теории Гальтона в значительной степени сформировали американскую политику того времени. Об этом свидетельствует книга Эдвина Блэка «Война против слабых: евгеника и американская кампания за создание высшей расы». По словам Блэка, идеи англичанина вдохновили известного американского биолога Чарльза Давенпорта на создание лаборатории регистрации евгеники (ERO), которая возникла в Нью-Йорке в 1910 году. Работники института собирали родословные жителей и стремились выявить в них «дефектные» черты: бедность, умственную отсталость и преступность. При поддержке благотворительных организаций, таких как Институт Карнеги, и некоторых правительственных учреждений (например, Департамента сельского хозяйства) институт провел кампанию за строгие иммиграционные ограничения и лоббировал закон, разрешающий стерелизовать «непригодных» лиц в 28 штатах. Более 64 000 человек попали под нож в результате этих решений. 

Одной из них была Кэрри Бак, обедневшая женщина из деревни в Вирджинии, которая зачала ребенка вне брака. Власти использовали этот факт, чтобы утверждать, что она, как и ее мать, вела беспорядочную половую жизнь. Кэрри же уверяла, что ее изнасиловали. 

Женщину отправили в колонию и стерилизовали против воли. Кэрри подала иск на медиков, и дело дошло до Верховного суда, который встал на сторону властей. 

Тогда главный судья Оливер Уэнделл Холмс заявил: «Для всего мира лучше, если вместо того, чтобы ждать казни вырожденных потомков за преступления или их голодания из-за слабоумия, общество помешает непригодным продолжать свой род. Трех поколений дураков достаточно».

Но к тому времени, когда Энн Купер Хьюитт подала в суд на свою мать, евгеника начала терять позиции. Ученые исследовали, что наследование положительных или отрицательных черт происходит гораздо сложнее, чем казалось. Биолог Джонс Хопкинс отметил, что даже если стерилизовать всех «слабоумных» людей в стране, для уменьшения доли этих признаков в популяции потребуется 68 поколений. Ведь «нормальные» люди также могли быть носителями «плохих генов». 

Подъем нацистской партии в Европе нанес еще один удар по евгеническому движению. Сначала ведущие евгенисты в США радовались успехам Гитлера, но потом увидели, насколько он непопулярен в Америке. Они заметили, что из-за нацистов доверие к евгенике падает. 

Энн отказалась от показаний против матери. Фото: narratively.com

В результате они решили отказаться от терминов «расовая чистота» и «расовое преимущество». Благодаря делу Энн они нашли новое определение – «непригодность к материнству». 

Дело не закончилось победой девушки. Прокурор Сан-Франциско обвинил мать Энн и двух врачей, ответственных за операцию, в совершении тяжкого увечья. Но Мэрион бежала на восточное побережье, в Нью-Йорк, и попыталась покончить с собой. Адвокат врачей доказал, что операция была законной, так как проведена с согласия матери. После этого Энн отказалась давать показания против Мэрион, и ее признали невиновной. Впрочем, женщина так и не оправилась от попытки самоубийства и умерла несколько лет спустя.

Общество сочувствовало Энн. Ей присылали тысячи писем со словами поддержки, мужчины предлагали выйти замуж. Но благодаря этому делу евгеники получили новое оружие: непригодность к материнству доказать было еще легче, чем наличие «плохих» генов. Теперь им нужно было только установить, что женщина была морально «падшей». 

Евгенисты признали, что «патология» не была проблемой исключительно бедных классов. А причиной для стерилизации мог стать даже отказ от выполнения домашних обязанностей. 

Жертвами часто становились “цветные” женщины. Фото: narratively.com

В течение следующих 40 лет 20 000 женщин в Калифорнии и сотни тысяч по всей Америке прошли процедуру стерилизации. Большинство из них были чернокожими, пуэрториканками и коренными американками. Врачи часто записывали эти процедуры как «добровольные». 

Опрос журнала Fortune, проведенный в 1937 году, показал, что 66% читателей выступали за принудительную стерилизацию и лишь 15% не согласны с этой практикой. Великая депрессия и Вторая мировая война укрепили эти взгляды, так как национальные кризисы убедили американцев в необходимости «добродетельных» граждан.

Закон, разрешающий принудительную стерилизацию, отменили в Калифорнии только в 1979 году. Но эта практика продолжалась незаконно многие годы. Проверка 2013 года показала, что с 2006 по 2010 год 144 женщины в штате, которые попали в тюрьму, подвергались перевязке маточных труб, хотя не соглашались на это. В некоторых случаях стерилизация даже проходила без ведома женщин. У них были общие черты: большинство женщин плохо сдавали экзамены по чтению в школе, были беременны пять или более раз, а их возраст составлял 26-40 лет.

В последние годы стерилизацию иногда проводят по распоряжению суда. В 2015 году появились новости о том, что прокуроры в Нэшвилле (Теннесси) предусматривают контроль над рождаемостью женщин в сделках о признании вины. Судья в этом штате также издал постановление, обещающее женщинам 30-дневное сокращение срока в обмен на имплантат для контроля рождаемости. Мужчинам сокращали срок в обмен на вазэктомию. Он объяснил свой приказ так: «Я надеюсь призвать [заключенных] взять на себя личную ответственность и дать им возможность, когда они выйдут, не быть обремененными детьми. Это дает им шанс встать на ноги». Он, как и обвинители Энн Купер Хьюитт, настаивает, что это защитная, а не карательная мера.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.