Славянские привычки, которые вредят дружбе и карьере в США

Славянские привычки, которые вредят дружбе и карьере в США

У славянской диаспоры есть чему поучиться у американцев, и наоборот. Фото firstlook.org

Журналист Татьяна Ворожко, которая живет и работает в Вашингтоне, поделилась с изданием «Голос Америки» своими мыслями по поводу славянских (больше украинских) привычек, от которых лучше избавиться, если вы планируете строить жизнь и карьеру в США.

Обычно украинцам, которые иммигрируют в США, не слишком трудно адаптироваться. Трудолюбивые и наблюдательные, мы находим и работу, и друзей. Умеем организовываться в большие и активные диаспорные общины.

Но очень часто завезенные с собой «ментальные тараканы» — привычки в работе и общении, которые кажутся нормальными в Украине, – перечеркивают наши достижения и ограничивают перспективы.

Особенности, о которых речь пойдет дальше, не являются привычками, присущими украинцам испокон веков, скорее — наследием советских времен. Не являются они и исключительно украинскими: не меньше, а часто даже больше, по моим наблюдениям, они присущи россиянам и жителям других постсоветских стран и стран Восточной Европы. Но для удобства я буду говорить об украинцах.

Отмечу также, что не все привычки являются исключительно негативными. Некоторые, на мой взгляд, было бы неплохо в малой дозе привить американцам. Ну и, конечно, не все они присущи каждому человеку равномерно. Как говорят комментаторы в Facebook, «у всех все по-разному».

(Все описанное ниже – мои личные выводы на базе собственного опыта 12 лет обучения и проживания в США и опыта друзей и знакомых. Когда я говорю «американцы» или «в США», я имею в виду мейнстрим. Предполагаю, что в общине амишей, в бандах из Сальвадора и даже на Брайтон-Бич ожидания несколько иные. Просьба мой опус так и воспринимать.)

Многие американцы ведут расписание встреч. Фото raamberg.nl

Неумение планировать и придерживаться планов

В США не обязательно быть большим боссом, чтобы иметь календарь встреч и событий. Расписанные до минуты расписания некоторых 9-летних детей, загруженных школой и спортивными занятиями, возможно, и перебор, но то, что взрослые после предложения встретиться достают свои календари и ищут время, которое всех устроит, я считаю прекрасным явлением.

Хотя некоторые «ментальные тараканы» все еще продолжают жить и размножаться в моем собственном мозгу, в этом плане я, наверное, родилась американизированной. Школьный дневник трансформировался в блокнот почти немедленно после окончания школы, что помогало мне учиться на стационаре и работать на полную ставку в газете. Правда, отчасти мешало в романтической жизни: не один поклонник исчез, когда на предложение свидания, я смотрела в этот блокнот и отвечала: «Хорошо, в следующий вторник после семи или в четверг, 8 апреля, утром».

Всех, кто едет в США, я предупреждаю: аналога слову «созвонимся» в английском языке не существует. Что это вообще значит? Ты мне, я тебе, или никто ничего делать не будет? И если в личных отношениях это еще можно понять как мягкую форму отказа, то что это значит в деловых отношениях? И главное же, звонят и спрашивают: «А что ты сейчас делаешь?»

Причем в США нормально планировать на месяц, два, а то и полгода вперед. Свадьба вообще часто планируется за год.

Я помню, как в Украине, в 2007 году меня за месяц попросили организовать встречи датских чиновников с украинскими. Это стало предметом шуток в нашем офисе: кто из наших чиновников знает, что он тогда, в далеком будущем, будет делать?! Сейчас даже удивляюсь, что они так поздно обратились.

Поскольку люди серьезно относятся к планированию, то они этих планов, если нет очень важных причин, придерживаются. В последние два года в Украине в мои обязанности входили встречи с депутатами и другими высокопоставленными чиновниками. Встречи планировались, преимущественно, день в день и часто, с такой же легкостью и в последний момент отменялись. Казалось, что свое время эти люди воспринимали как продукт, который участвует в постоянном тендере – кто подаст заявку круче? Впоследствии я начала действовать как American Airlines — договаривалась о большем количестве переговоров, чем физически могла осилить.

Излишняя прямолинейность, критичность и отсутствие деликатности

Каждый, кто когда-либо разместил «крик души» в Facebook, чтобы получить в комментариях «Сначала научись запятые расставлять», с этой душевной чертой украинского народа знаком. Открою большой секрет: совсем не обязательно исправлять все ошибки и указывать на все недостатки, которые вы замечаете.

И над этим я сама тяжело работаю. Совсем недавно один американский журналист подвозил меня домой и рассказывал о своей работе за рубежом. «Ташкент — интересный город. Но там почти одни русские живут, узбеки – в основном в селах и маленьких городах». «Неправда, — вырвалось у меня против моей воли. – Думаю, что там русских не более 20%». После чего достала смартфон и нашла информацию в подтверждение своих слов. «Ну и зачем я это сделала? — ругала я сама себя, выходя из машины. — Ни один узбек не оценит, а мои отношения с ним могут и испортиться».

Моя подруга, которая замужем за американцем, рассказывает, как идя в гости, он ее предупреждает: «Любимая, у них новый ремонт и тебе все понравилось».

«Критика – это неуважение ко вкусу и суждению другого человека», — поучала меня американская подруга еще на первом году проживания в США. Мы пошли в магазин, она примерила платье и спросила мое мнение. «Мэриель, ни в коем случае его не покупай. Выглядит, будто оно сделано из бумаги», — честно ответила я. «С другой стороны, — продолжала Мэриель осмысливать наши культурные различия, — если ты скажешь, что мне что-то идет, то я точно буду знать, что так оно и есть».

К подобному выводу пришел автор бестселлера «Деликатное искусство не беспокоиться» Марк Мэнсон. Он был поражен, когда девушка на свидании в Санкт-Петербурге четко ему рассказала, в чем он не прав, и решил, что так и надо жить. Я думаю, что он и здесь не прав: постсоветская прямота исходит не от неумения врать, а от отсутствия привычки беспокоиться о том, как ваши слова будут восприняты другим человеком. «На обиженных воду возят», — цитировали мифическую практику доставки воды у нас в школе.

По крайней мере, во всех приведенных выше случаях хорошая идея, хотя и доносилась в лоб, но без агрессии. А с журналистом мы даже смогли согласиться, что оба правы: он был в Ташкенте 25 лет назад, когда этнический состав города был другим.

В то же время, к сожалению, многим людям из стран бывшего Советского Союза присуща агрессивная реакция на любую мысль, которая не совпадает с их собственной. Особенно это заметно в социальных сетях. И если речь идет о российской агрессии за рубежом, это понять можно. Но чем можно объяснить поток оскорблений во время дискуссии на тему, а где и можно ли в США вкусно поесть?

Неприятие «невесомых» жалоб

Нам свойственно отвергать жалобы других, когда мы считаем, что они не являются достаточно весомыми, чтобы заслуживать нашего сочувствия. «Нашла на что жаловаться. Наши прабабушки в поле рожали/деды собой землю пахали/а дети в школу в соседнее село пешком ходили…» — вот из этой серии. В США так делают люди старшего поколения, а украинцы, по моему опыту, в любом возрасте могут огорошить таким ответом.

Еще хуже, когда негативный опыт других используется для самоутверждения и поиска недостатков собеседника. «В ресторане еда не понравилась? А мне нормально. Это просто у тебя желудок слабый». «Два часа на метро добиралась? А не надо в таком селе жить. Я за 10 минут добрался. (Последнее – реальный разговор, в вариациях которого я неоднократно участвовала.)

Однажды, еще когда я жила в Украине, меня попросили заниматься четырьмя волонтерами Корпуса мира – показать им город, помочь закупить шампуни, зубные щетки и т. д. Мы пришли в какую-то забегаловку и одному из ребят принесли чай с лимоном, а он хотел без лимона. Официантка исправлять ошибку не спешила, и Брайан находился на грани острого культурного шока. Я почему-то встала на сторону заведения:

— У тебя аллергия на лимон? — спросила я у Брайана.

— Нет.

— Ну так пей.

Такую стереотипную украинку, которая закатывает глаза на «смешные» жалобы других, описала комедиантка Мария Шехата в NewYorkTimes. «Мне дали список терапевтов и только одна, украинская женщина, была доступна. Хотя она мне понравилась, но она не сильно сочувствовала мне. Когда я ей сказала, что в моей квартире пропадает горячая вода, она сказала: «Невероятно, на что вы, американцы, жалуетесь». А когда я ей сказала, что у меня проблема с установлением четких границ с другими людьми, она ответила: «И в России такая же проблема».

И это – палка о двух концах. Моя сестра, стоматолог, которая тоже живет в США, рассказывает, что самое сложное в ее работе иметь дело с родителями детей, которые в ответ на любую демонстрацию дискомфорта со стороны своих потомков, вместо того, чтобы сказать «Терпи казак, атаманом будешь», начинают сочувствовать, жалеть, вызывая у них настоящую истерику.

Поскольку в этом плане я мама нереформированная, а мой муж – бывший военный, то у нас растет настоящий казак. Если надо, он может пройти 7 километров, проснуться в 4 утра (на самолет). Если голоден или хочет пить, сообщит нам об этой потребности и будет терпеливо ждать ее удовлетворения, никогда не ноет и ни на что не жалуется. (Это правда, но видите, как я самоутвердилась на недостатках других – так делать не надо).

Иногда обесцениваются не только проблемы, но и личный опыт («это тебе показалось») и достижения («это тебе повезло»), что совсем некрасиво.

Нужно понимать, когда стоит давать советы, а когда лучше промолчать. Фото how-to-learn-english.ru

Непрошеные советы

Украинцы иногда дают советы, о которых их никто не просит. Меня больше всех поразил мой знакомый, который встретив меня в метро, внимательно разглядел мой лоб, тогда (очень давно) с угрями, и спросил: «А ты прыщики спиртом не пробовала выводить?»

В США (и я снова говорю о мейнстриме) непрошеный совет воспринимается как демонстрация собственного превосходства и вмешательства в личное пространство другого человека. Даже на интернет-форумах, где женщины размещают вопрос, чтобы другие матери поделились с ними своим опытом, американки осторожны. «Это, конечно, не мое дело, и у всех свои обстоятельства, но вот у нас получилось так…» — опережают они рекомендацию о том, как приучить ребенка к горшку.

И надеюсь, что писать о том, что нельзя навязывать свой жизненный выбор как единственно верный (когда и на ком жениться, сколько и вообще иметь ли детей, где жить и что есть), уже не надо. Это и так понятно, правда?

Но здесь не надо путать с рекомендациями – если вы скажете американцу, что вы куда-то едете, а он там уже был, то рискуете нарваться на целый список предложений, куда вам стоит пойти, в каком ресторане есть и что делать.

Нытье и жалобы

Хотя нам иногда трудно выразить сочувствие другим — «Воду отключили? Да вы на Троещине не жили!» — многие из нас не видят проблемы в том, чтобы вылить все печальные подробности своей жизни оптом на другого человека.

Одна моя американская подруга спросила моего совета относительно своей инструкторши по йоге, иммигрантки из Украины. Та пригласила ее на кофе, после чего за 30 минут рассказала всю свою биографию, в которой не было ни лучика счастья и радости. У подруги, юриста в правительстве, было две версии: либо она одинока и ей не с кем поговорить, либо она ищет юридическую помощь. «Это она так общается», — дала я свою оценку ситуации. Выяснилось, что женщина успела рассказать свою историю всем посетителям занятий, так и не попросив о конкретной помощи.

В то же время американские психологи советуют людям не бояться делиться своими бедами с близкими людьми — сочувствие окружающих помогает сохранить психическое здоровье, не скатиться в депрессию и сэкономить на психоаналитике. Для себя я вывод сделала такой: я и сама могу поплакаться, и без осуждения выслушаю жалобы других людей, но в узком кругу семьи.

Воспитание – это не только о родителях и школе. В первую очередь, это то, что мы делаем относительно нас самих. И если самовоспитание и самосовершенствование на Родине может быть вещью полезной, то в иммиграции — жизненно необходимой. Иногда приезжие достигают этого легко и быстро, сделав незначительные изменения в своем поведении. В других же случаях на это уходят годы и даже десятилетия.

Журналист Татьяна Ворожко, которая живет и работает в Вашингтоне, поделилась с изданием «Голос Америки» своими мыслями по поводу славянских (больше украинских) привычек, от которых лучше избавиться, если вы планируете строить жизнь и карьеру в США. Обычно украинцам, которые иммигрируют в США, не слишком трудно адаптироваться. Трудолюбивые и наблюдательные, мы находим и работу, и друзей. Умеем […]