И снова об убежище
Многие факты не нужны на интервью. Фото: chicagotribune.com
И снова об убежище

И снова об убежище

И снова об убежище
В убежище просто так не отказывают. Фото: rifnyc.org

В течение нескольких последних недель ко мне все чаще и чаще обращаются люди, которые подали на убежище и неудачно прошли интервью, в результате чего против них начался депортационный процесс. Как известно, в иммиграционном суде у них появляется второй шанс просить убежище. Для большинства из них этот второй шанс только теоретический, потому что на основании той «легенды», которая легла в основу их заявления об убежища, выиграть суд невозможно.

Человеку, подавшему на убежище, надо преодолеть два барьера – барьер достаточности и барьер правдивости. Иными словами, фактического материала должно быть достаточно, чтобы установить, что существует разумная вероятность, что человека будут преследовать на родине по одной из установленных причин – расовая или этническая принадлежность, политическое мнение, религия или принадлежность к социальной группе, члены которой подвергаются преследованию. Если этот барьер преодолен, нужно доказать, что фактический материал правдив. Устные показания заявителя тоже являются фактическим материалом, и его содержание сравнивается с заявлениями, изложенными письменно и содержащимися в форме I-589. Если же первый барьер не преодолен, то какая разница, правдивым или нет является фактический материал.

Большинство дел, которые мне приносят для анализа, не проходит первый этап проверки, то есть, правда написана в «легенде» или нет, не имеет никакого значения – этой правды недостаточно для удовлетворения прошения.

И снова об убежище
Многие факты не нужны на интервью. Фото: chicagotribune.com

За жизнь мы проживаем тысячи эпизодов. Какие из них важные, а какие нет, с точки зрения прошения об убежище, может определить лишь опытный адвокат. Необходимо понять, что есть правда, а что есть убедительная правда. В прошение должны быть включены лишь те факты, которые имеют непосредственное отношение к делу, которые помогают установить факт преследования. Все остальные факты только «размывают» прошение, разбавляют существенные, необходимые факты водой, и в результате самое главное теряется, затушевывается. А если к этому добавить неудачные ответы, особенно ответы, прямо и конкретно не отвечающие на поставленный экзаменатором вопрос, то исход интервью ясен – отказ.

К делу точно не имеют отношения общие рассуждения на тему политической, и уж тем более экономической ситуации в стране.

Преследование инакомыслящих не означает, что преследовали конкретного человека. Да, можно пару фраз вставить о существующей практике в стране и подкрепить это заявление соответствующими материалами, но пространное описание ситуации в стране никак делу не поможет, пока заявитель не покажет, как это все к нему лично относится. Описание периода детства и юности, как правило, к делу не относятся, если только они не имеют конкретного отношения к нынешним или недавним преследованиям. Собственное неприятие системы к делу не относится, если не показано, что оно послужило мотиватором к конкретным действиям. Так же к делу не относится критика системы, если эта критика не обрела конкретные доказуемые формы на родине заявителя.

Еще меньше к делу относится восхваление политической системы и гражданских свобод в США.

Такие восхваления служат признаком, что заявителю нечего сказать по сути, т. е. о преследованиях у себя на родине.

Имея на руках сильные факты, можно легко загубить дело, в чем я не раз убеждался. Думаю, что лучше иметь сильную презентацию более слабых фактов, нежели слабую презентацию более сильных фактов. Именно поэтому к интервью нужно долго готовиться. Адвокат не имеет права подсказывать своему клиенту во время подготовки, как нужно отвечать на вопросы, но он имеет право задавать клиенту бесчисленные вопросы по представленным фактам и анализировать с клиентом его ответы.

Без такой подготовки пройти интервью практически невозможно, хотя чудеса и случаются. Но в делах, когда решается вся твоя последующая жизнь, а, может быть, и жизнь твоих детей, на чудо лучше не полагаться. Особенно в свете последних инструкций иммиграционной службе, касающихся незамедлительного начала депортационного процесса в случае с т. н. «фривольным» прошением об убежище. Подача «фривольного» прошения означает пожизненное поражение в праве заявителя на въезд в США, не говоря уже о статусе постоянного жителя США на основании любой петиции.

В течение нескольких последних недель ко мне все чаще и чаще обращаются люди, которые подали на убежище и неудачно прошли интервью, в результате чего против них начался депортационный процесс. Как известно, в иммиграционном суде у них появляется второй шанс просить убежище. Для большинства из них этот второй шанс только теоретический, потому что на основании той […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »