Почему дети депортированных родителей не могут учиться в мексиканских школах

Почему дети депортированных родителей не могут учиться в мексиканских школах

Элизабет Россил. Фото: usatoday.com

Элизабет Россил не отличить от 400 других детей в ее школе, пока она не начнет говорить. Она разговаривает с южнокалифорнийским акцентом, и последние два года была единственным англоговорящим ребенком в своем классе. Она жалуется, что ее оставили на второй год, потому что она ничего не знает на испанском.

Девочка родом из Санта-Клариты (Калифорния), однако в школу она ходит в Мексике, в пограничном городе Текате.

Все больше детей сейчас переезжают учиться в Мексику, потому что их родителей депортировали. Воспитатели по обе стороны границы беспокоятся о том, что еще больше американских детей покинут США из-за нынешней строгой иммиграционной политики.

В начале своего президентского срока Дональд Трамп отменил программу защиты родителей-нелегалов (DAPA), а сейчас планирует закрыть программу защиты детей-нелегалов (DACA). Многие семьи решают не разделяться, поэтому дети переезжают в страну, куда депортировали родителей.

По оценкам исследователей и властей, с 2008 года в Мексику переехало около 800 000 детей-американцев, и большинство из них приехали из Калифорнии.

В Мексике дети с американским гражданством сталкиваются с системой образования, которая не полностью подготовлена ​​для притока учеников, которые не говорят по-испански. А те, кто остается в США вдали от депортированных родителей чаще страдают от ранних психических заболеваний и поведенческих проблем. Нередко они вообще перестают ходить в школу.

С января в мексиканском штате Баха-Калифорня, где находится Текате, зарегистрировано около 2000 американских учеников. И здесь опасаются, что вскоре их станет еще больше.

Таких детей, как Элизабет, называют «los invisibles» или невидимками. Эти школьники могут проскользнуть через систему мексиканского образования в значительной степени незамеченным — только еще одно лицо в море других детских глаз, которые смотрят на учителя. Но им крайне сложно начать учиться, а многие дети почти не говорят по-испански и чувствуют себя изолированными в школе.

Элизабет с мамой. Фото: usatoday.com

В мексиканском отделе образования есть программа погружения, созданная в первую очередь для американцев. Она помогает ассимилироваться в мексиканских школах. Но нанимать учителей для нее дорого, а ее ресурсы неравномерно распределены по всей стране.

Элизабет и ее 16-летняя сестра Стефани воссоединились со своей матерью в Текете после четырех лет разлуки. Их отчима депортировали в 2009 году, а их мать Беренис Агилар, последовала за мужем. Агилар оставила трех детей, родившихся в США, со своей бабушкой в ​​Санта-Кларите. Хотя девочки таки переехали в Мексику к родителям, их 14-летний брат Гектор остался в США.

Девочкам было нелегко приспособиться. Хотя Элизабет быстро овладела испанским языком, Стефани все еще не может справиться с этой преградой.

«Иногда она плачет в школе. Ей трудно понять учителя, а учителю трудно понять ее», — рассказывает мама девочек.

Исследования показывают, что менее 5% мексиканских учителей достаточно свободно владеют английским языком. А языковой барьер может критически усложнить обучение в школе.

Хотя в штате Баха-Калифорния одна из самых крупных программ погружения в стране, она все еще не может работать со всеми приехавшими детьми. Губернатор штата Франсиско Вега обязался улучшить ее, но система не может справиться с такой нагрузкой. 60% бюджета штата уже и так идет на образование.

В районах, расположенных дальше от границы, для американских детей ресурсов еще меньше, если они вообще существуют. Предпринимаются попытки укрепить программы помощи этим ученикам, но исследователи согласны с тем, что страна в целом не готова к тому, чтобы справляться с притоком детей из США.

Элизабет Россил не отличить от 400 других детей в ее школе, пока она не начнет говорить. Она разговаривает с южнокалифорнийским акцентом, и последние два года была единственным англоговорящим ребенком в своем классе. Она жалуется, что ее оставили на второй год, потому что она ничего не знает на испанском. Девочка родом из Санта-Клариты (Калифорния), однако в школу […]