Меган Маркл потеряла ребенка, и женщины начали флешмоб, рассказывая о своих потерях

Меган и Гарри планировали второго ребенка. Фото hearstapps.com

Меган, герцогиня Сассекская, написала откровенную статью в издании New York Times, где рассказала о выкидыше, которой случился в июле этого года. Она описывает “невероятную боль”, которая приходит с потерей ребенка, и призывает людей “спрашивать других, в порядке ли они”. 

Статья получилась вирусной и быстро разлетелась по соцсетям. Женщины стали делиться своими историями выкидыша и хвалили Меган за откровенность. 

О чем статья 

39-летняя Меган  вышла замуж за британского принца Гарри в мае 2018 года и спустя год родила ему сына Арчи. Мальчик стал седьмый в очереди на престол. 

Пара планировала и второго ребенка, но все изменилось за один день. 

Однажды в июле этого года Меган занималась своими обычными обязанностями по хозяйству: готовила завтрак, кормила собак. А когда пошла менять сыну подгузник,  почувствовала острую боль в области живота. Это было настолько невыносимо, что Меган рухнула на пол вместе с сыном. Она стала петь ему колыбельную, чтобы успокоить, но ее охватила тревога: Меган понимала, что что-то не так. 

“Прижимая к себе своего первенца, я осознавала, что теряю второго ребенка”, – пишет Меган. 

Спустя несколько часов она уже была в больнице, сжимая руку Гарри. Оба они плакали, и Меган вспомнила встречу с британским журналистом годом ранее, который спросил ее, как она себя чувствует.

“Помню, как поблагодарила его за этот вопрос. Вообще редко кто интересуется, как мы себя чувствуем”, – рассказывает Меган. 

Она тогда сильно разоткровенничалась. Сказывалась усталость от ухода за новорожденным ребенком. Рассказала, как боялась заводить отношения с Гарри, потому что не хотела чрезмерного внимания прессы. И как эту самую прессу недооценила. 

“Быть женой Гарри – это очень сложно. Я была наивна, думая, что журналисты не смогут разрушить мою жизнь. Оказалось, они вполне на это способны. Но думаю, я смогу привыкнуть”, – сказала тогда Меган. 

Эти ее слова вызвали большую реакцию публики. Многие поддерживали герцогиню, а также задавались вопросом, справится ли она с нагрузкой вообще. 

“Тот разговор с журналистом и мое состояние после выкидыша заставили меня задуматься, как бы выглядел мир, если бы люди чаще думали о других. Спрашивали, как они себя чувствуют. И думали о чувствах других в принципе. Видя, как твой муж сидит возле больничной койки с разбитым от горя сердцем, но пытается держаться, я понимаю, что нужно начать с малого – просто спросить, как он? Может, мир с такого простого вопроса и начнет меняться”, – пишет Меган. 

В статье она рассуждает и о мировых проблемах, вроде пандемии, беспорядках в США и напряженных выборов. Она говорит, люди стали далекими друг от друга, они разделены по взглядам и не хотят никого слушать. А это, вкупе с карантином, делает людей очень одинокими. 

“Еще в юности я как-то ехала в такси по вечернему Нью-Йорку. И увидела женщину, которая плакала, держа в руках телефон. Она стояла на улице, позволяя всем увидеть ее горе. Делилась с миром очень интимным моментом. Я попросила водителя остановиться, чтобы узнать, все ли в порядке. А он сказал, что в Нью-Йорке так  принято – люди не стесняются показывать свои эмоции, свою жизнь.

Но не остановился, потому что “кто-то точно подойдет и узнает, нужна ли женщине помощь”. И вот спустя годы, в больнице, горюя по умершему ребенку и беспокоясь о своей разделенной стране, я вспоминаю ту женщину. И думаю – а если к ней так никто и не подошел? Вдруг ей никто не помог? Я бы хотела вернуться в то время и остановить машину. Выйти и просто спросить “как вы?”. Но увы”, – пишет Меган. 

Как пресса едва не уничтожила Меган 

Пресса смаковала каждую деталь жизни пары. Фото hellomagazine.com

Герцогиня, чья смешанная раса (отец белый, а мать темнокожая) часто была предметом обсуждения в прессе. Журналисты просто накинулись на нее, смакуя каждую деталь жизни Меган – причем еще до их свадьбы с Гарри. Ведь Меган была на момент знакомства с принцем достаточно популярной актрисой, сыгравшую одну из центральных ролей в сериале “Форс-мажоры”. 

Издание Sun, например, писало, что Меган засветилась в порнофильме, что было неправдой. Медиа потом извинилось, но история уже была у всех на слуху. 

Дошло до того, что даже британская корона вмешалась и призвала журналистов лучше относиться к герцогине.

Принц Гарри вообще беспокоился, как бы СМИ не разрушили жизнь Меган так же, как это было с его матерью, принцессой Дианой. 

Но вмешательства королевы паре не хватило. Журналисты не отставали, и тогда Меган с Гарри объявили о собственном Брекзите – они отделяются от королевской семьи и “будут работать, чтобы стать финансово независимыми, продолжая при этом полностью поддерживать Ее Величество Королеву”.

Это стало настоящим шоком – даже королева Елизавета II не знала о планах пары. Дворец так и не прокомментировал этот ход, заявив только, что “это личное дело Меган и Гарри”. В итоге королева  одобрила-таки “Мегзит”. 

 

Еще на эту тему

Почему США не считают астронавтами Джеффа Безоса и Ричарда Брэнсона

Шесть видов моркови отзывают из-за возможного заражения сальмонеллой

Случайность или хитрость продюсеров: в СМИ попал сценарий продолжения «Секса в большом городе»

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию