Анастасия на выпускном вместе с Эдрианом. Фото Facebook
Мама убитой мужем Анастасии о жизни дочери, ее семье и желании забрать внука из Майами в Беларусь

Мама убитой мужем Анастасии о жизни дочери, ее семье и желании забрать внука из Майами в Беларусь

Марк Берковиц и Анастасия Савицкая. Фото Facebook

“Рубик” пообщался с Татьяной Нечаевой, мамой Анастасии Савицкой, которую американский муж убил на глазах у сына.  Она была очень близка с дочерью, почти каждый день говорила с ней по Skype, около 10 лет помогала ей в США деньгами.

По словам Татьяны, Анастасия была жертвой домашнего насилия, но стоически терпела издевательства не только мужа, но и его матери, пытаясь обеспечить будущее сыну.

Татьяне 53 года, она живет в городе Слуцк Минской области, бывала в США не раз, и во вторник, 3 июля, прилетает во Флориду.  Она хочет забрать тело дочери и оформить опекунство над внуком Эдрианом.

Напомним, в пятницу в городе Плантейшн 42-летний Марк Берковиц ударил Анастасию молотком в постели, рядом спал их восьмилетний сын Эдриан, которого мужчина попросил повернуться на другой бок. Затем он поволок Анастасию в гостиную и задушил ее, чтобы «избавить от страданий». Помочь семье Анастасии можно по этой ссылке, где друзья собирают деньги на похороны и помощь ребенку.

Если же вы — жертва домашнего насилия или знаете людей, которым требуется помощь адвоката, заполните эту форму. Телефоны горячей линии: 1−800−799−7233  или 1−800−787−3224. 

Далее следует рассказ мамы Анастасии, Татьяны Нечаевой, от первого лица. 

Марк с сыном Эдрианом. Фото Facebook

Об убийце и домашнем насилии

Настя с Марком жили 9 лет в браке, и еще год до того, как расписались. Настя все время тянула мужа на себе. Именно она покупала Эвану, его сыну от предыдущих отношений,  подарки. Например, компьютер — на последние деньги.

У Марка были психологические проблемы, и он обращался за помощью к специалистам.

Первое время он скрывал это от Насти, так же делали его родственники. Позже оказалось, что у него происходят резкие смены настроения, а агрессия может бить через край.

Настя успевала учиться и работать, а вот Марк мог уволиться в любой момент или не выйти на работу из-за плохого настроения. Места работы менял, как перчатки. Он что-то употреблял из наркотиков.

В 2012 году я приехала в Майами. Застилая постель, нашла под матрасом шприц и сказала об этом Насте. Она не удивилась, ответила: “Это не то, о чем ты думаешь”. Не хотела меня тогда травмировать, думала, пройдет.

Марк со старшим сыном Эваном. Фото Facebook

Однажды Насти не было дома, она подрабатывала после учебы.  Мы сидели дома с [внуком] Эдрианом. Пришел Марк, принес зарплату. Он был не пьяный, но очень странный. Начал агрессивно себя вести. Я на русском языке сказала слово, похожее по звучанию на что-то другое на английском. Он выхватил нож из тумбочки и хотел резать себе вены. Решил, что я его оскорбляю. И хотя я ему объясняла, что это не то, о чем он думает, Марк начал нас выгонять, показывать на дверь. Но тут пришла Настя, и я рассказала ей об агрессивном и странном поведении Марка. Спросила его: “Почему ты трогаешь мою маму?”. Он не ответил — сразу же взял Настю за горло и начал душить. Мы его отцепили, но Марк очень сильный, раньше профессионально занимался боксом.

Мы выбежали в коридор и попросили соседей вызвать полицию.

Тогда ему запретили приближаться к Насте ближе, чем на сто метров.

Это продолжалось какое-то время. Но он  — артист, и умел вызывать жалость. Она жалела. Он просил, вставал на колени, говорил, что в последний раз. И какое-то время он себя действительно хорошо себя вел, занимался с Эдрианом, играл с ним. Марк одно время работал в ресторане, хорошо готовил. Настя училась, работала, а он ей иногда помогал по дому.

Настя как доктор считала, что у Марка — раздвоение личности. Он мог быть белым и пушистым, но лишь одно неосторожное слово — и мог стать зверем.

Анастасия (крайняя справа), мать Марка Барбара (вторая справа), сын Эдриан (третий справа) и Марк (второй слева).

О Насте и планах побега

Настя — такая мудрая, целеустремленная. Она только выучилась на доктора, должна была работать в реанимации,  у нее была резидентура. Она была в восторге, к этому очень долго шла, мечтала быть врачом. Думала о том, чтобы обеспечить семью, чтобы дать достойное образование своему сыну. Говорила, что мечтает, чтобы он ни в чем не нуждался.

18 июня Настя первый день пошла на работу, Марк набросился на нее, она вызвала полицию. Его забрали. Оказалось, что у него еще были и проблемы с неуплатой алиментов на Эвана. Настя надеялась, что муж подольше посидит. Мне сказала: “Будет спокойно, поживу, потом где-нибудь сниму квартиру, уедем с Эдрианом, чтобы Марк даже не знал, куда”. Но  — Настя приходит домой, а там Марк. Похоже, что мама [Барбара Уотерсон] его под залог освободила.

Мать Марка Барбара с Эдрианом. Фото Facebook

О семье Брайана и будущем ребенка

Насте ничего не оставалось, как жить с мужем и его мамой, Барбарой. Когда дочь уходила на работу, некому было смотреть за Эдрианом, ведь в школе сейчас каникулы.

Барбара к Насте относилась не очень хорошо. Винила в том, что она — карьеристка, приехала из дикой бедной страны. “Почему ты не хочешь вернуться, помогать своим людям?”, —  спрашивала она дочку.

На Настином выпускном Барбара сделала снимки, выложила в фейсбук, и написала под ними: русским нельзя доверять, они — обманщики, нами воспользовались. А потом удалила комментарий.

Анастасия на выпускном вместе с Эдрианом. Фото Facebook

Настя мне часто звонила, плакала, говорила, что Барбара ее оскорбляла, упрекала, пилила, рассказывала о ней всякое соседям.  Барбара любила пожаловаться, как Настя “вытягивает” у нее деньги, несмотря на то что именно Настя платила за электричество, ремонт. Барбара ездила на Настиной машине и питалась по ее карточке.

Барбаре 76 лет, она не слишком обеспеченный человек, у нее оформлено банкротство. Нет дома, он принадлежит банку, и то он в аварийном состоянии. Барбару Эдриан всегда тяготил, она пожилая женщина, от него уставала.  И мальчику не нравилось, что она говорит гадости о его маме, он все время просил этого не делать.

На права опекунов заявит брат Марка, Брайан.

С женой у них двое детей, нормальная семья, они хорошо ладят с Эдрианом. Если выбирать между Барбарой и братом, то лучше уж брат.

Но мы хотели бы забрать Эдриана. Я и муж хорошо зарабатываем по меркам Беларуси, у нас состоятельная семья.  Мы всегда помогали Насте, а не она нам. Мы пересылали ей деньги все эти годы, что она была в США.

Мы могли бы Эдриана достойно воспитать. Препятствием может быть языковой барьер, он плохо говорит по-русски, но мы нашли уже здесь школу с образованием по-английски,  и можем еще нанять репетитора.

Но у Эдриана нет паспорта Беларуси. Завещания Настя не оставила. Хотела сделать мальчику паспорт и визу, чтобы летом приехал в Беларусь на каникулы. Говорила, пусть бы у нас побыл, даже если пропустит пару месяцев учебы.

Марк с Эдрианом. Фото Facebook

О неправде про измену

Настя никогда не изменяла Марку. У нее на это никогда не было физической возможности, не было времени. Она вообще по характеру спокойная, домашняя, семейная, пыталась сохранить семью все это время.

О разводе первый заговорил Марк, а не Настя — на ее выпускном.

Он был недоволен, что Настя его не поцеловала, не взяла под руку, не уделила ему внимание. Настя же обиделась, потому попросила мужа заказать в ресторане, где он работал, столик для празднования, а он вместо этого уволился, потому что у него была депрессия.

Сама она боялась заговорить о разводе. Но потом Марк сказал, что берет свои слова назад, а она не взяла. Матери Марка стало страшно, что Настя перестанет тянуть ее сыночка дальше, и ее вместе с ним.

Анастасия Савицкая. Фото Facebook

У Насти в клинике был коллега, кажется, его звали Томас. Это был не любовник, а друг, и у него вообще-то есть невеста, он скоро женится. Настя с этим коллегой доверяли друг другу, делились.

Когда в последний раз Марка посадили, Настя написала Томасу: “Я наконец-то вздохну легче, потому что его посадили до декабря”. Скорее всего, именно это сообщение и прочитал Марк в ночь убийства. Барбара все время говорила сыну, что Настя найдет себе врача и уйдет.

Когда люди убивают на почве ревности, это происходит сразу, в состоянии аффекта.  Но Марк вынашивал этот план. “Мама, я сегодня проснулась от того, что он стоял надо мной. Сказал, что ему не спится”, — сказала мне дочь за день до своей смерти. Если бы она в ту ночь не проснулась, может, ее не стало бы тогда.

Эдриан порой боялся один спать, ложился или с мамой, или с папой. В тот раз он спал с мамой. А Марк убил ее, сделал это при ребенке! Он убил всех нас, убил будущее своего ребенка, он отнял у нас сестру, дочку, так пусть отдаст нашего мальчика….

“Рубик” пообщался с Татьяной Нечаевой, мамой Анастасии Савицкой, которую американский муж убил на глазах у сына.  Она была очень близка с дочерью, почти каждый день говорила с ней по Skype, около 10 лет помогала ей в США деньгами. По словам Татьяны, Анастасия была жертвой домашнего насилия, но стоически терпела издевательства не только мужа, но и […]

Translate »