Тролли и спамеры часто используют интеллектуальное право в своих атаках. Фото webdaytona.com

Как “Рубик” отразил атаку российских вымогателей, вооруженных американским законом о копирайте

Тролли и спамеры часто используют интеллектуальное право в своих атаках. Фото webdaytona.com

Есть в Нью-Йорке адвокат из России, зовут Карина Дюваль. По американским понятиям, она не адвокат, а специалист по российскому праву. Но для простоты я ее далее буду называть адвокатом.

На “Рубике” и в группах в фейсбуке мы проводим сессии вопросов-ответов с экспертами. И даже офлайн-встречи с ними. Чтобы иммигранты могли не спрашивать друг у друга и не заблуждаться, а получить ответы на свои вопросы от людей, которые действительно в теме разбираются. У всех адвокатов мы обязательно проверяем  лицензии, чтобы отсечь мошенников.

Нам повезло – в русскоязычном комьюнити есть очень много хороших адвокатов. И они регулярно и бесплатно отвечают на вопросы, чем помогают иммигрантам, помогают сайту в нашей борьбе за грамотность и против мошенников (ведь если есть доступные и бесплатные адвокаты, не надо идти к проходимцам!). Адвокаты в процессе получают потенциальных клиентов и некий пиар. Все довольны, казалось бы.

Большинство адвокатов сами предлагают помощь. Мы просим информацию для того, чтобы их представить группе. Все в письменном виде. Отработанная процедура.

Наша роль как площадки – проверить лицензию человека и установить временные рамки и правила.

А потом перенести все на сайт в специальный раздел, чтобы ответы можно было найти и чтобы пользу получил не только один вопрошающий, но и многие другие с аналогичными проблемами.

Вот эта Карина Дюваль провела у нас такую сессию вопросов-ответов. Она также пришла на нашу офлайн-встречу в Нью-Йорке, где пообщалась примерно с 70 людьми, которых мы собрали. Возможно, таким образом получила клиентов (бесплатно!). Предлагала, чтобы ее сын у нас поволонтерил (я отказала – конфликт интересов).

Наш админ Леся помогла Карине завести профиль в каталоге, писала с ней биографию (я и наш литредактор Ира правили), долго все с ней согласовывали.

Леся еще и тэгала Карину, когда появлялись вопросы о российском праве. И все это, подчеркиваю, бесплатно с нашей стороны. Мы исходили из интересов иммигрантов, у которых есть вопросы по российскому праву, а значит – нам нужны эксперты.

Потом Карина беседовала со мной, Лесей, нашим директором по рекламе Машей часами. Все хотела у нас выбить бесплатную рекламу (хотя благодаря активностям на наших площадках уже и так получила клиентов).

Пыталась пристроить к нам работать сына. Предлагала мне в личной переписке приводить ей клиентов – а если приведу, то тогда она заплатит и контракт заключит (дикость, так как мы работаем “в светлую”, прайс висит на сайте).

А потом, когда мы начали собирать деньги, чтобы поблагодарить Лесю за бесплатный труд по модерации групп и поздравить с рождением ребенка, Карина мне написала кучу уничтожающих вещей (в том числе, что я  – плохой руководитель, плюс выражения еще похлеще).

Это было уже прямой агрессией.

Далее она начала писать агрессивные комментарии в наших группах в фейсбуке. Мы ее быстро удалили.

Карина не унималась – опубликовала опус обо мне на своем сайте, среди прочего назвав мошенницей. Вот отрывок: “приехав в Америку из Украины, где по объективным и субъективным причинам не сумела себя реализовать, решила испытать счастье в Америке и заявила о том, что отныне будет помогать в вопросах эмиграции. Конечно, нелегально, ведь она не адвокат”.

В опусе на своем сайте Карина Дюваль называла меня мошенницей, но на всякий случай избегала имен.

Далее адвокат начала постить в сотни групп информацию о том, что мы “пиратский сайт”, похитили ее контент.

Вот это уже серьезная клевета.

Естественно, мы ничего не крали – наоборот, провели сессию с ней при ее согласии, письменном, и потом перенесли все ответы на наш сайт. Откуда она уже скопировала их в свою группу и на свой сайт.

Люди, которые сталкивались с Кариной, сочувствовали и говорили, что у нее давно не все в порядке и она у них тоже вымогала – деньги, клиентов и так далее.

Хостинг как инструмент давления

Я для себя исчерпала ситуацию, заблокировав Карину. Но вдруг нам пришло сообщение от хостинг-провайдера.  Адвокат пожаловалась на несколько страниц на “Рубике”: якобы мы украли ее интеллектуальную собственность. И мы обязаны этот контент снять – иначе наш сайт “отрубят”. Я, как журналист, возмутилась.

Идеальный инструмент давления на СМИ.

Проджект-менеджер с перепугу страницы сняла (наша техподдержка – прекрасные ребята, но никогда до нас со СМИ не работали и просто не хотели, чтобы сайт упал). Я вернула страницы, так как прецедент очень опасный.

Если нас так просто можно заставить замолчать, то после одного случая последуют другие.

Я же принципиальная.

Попытки что-то доказать хостинг-провайдеру провалились. Сайт был офлайн около 12 часов, пока я не приняла решение все-таки временно снять материалы, чтобы перегруппироваться (техподдержка и проджект-менеджер были правы).

Разговоры с тремя юристами по интеллектуальному праву США оканчивались одним и тем же – нужно удалить контент.

Для атаки на меня Карина использовала The Digital Millennium Copyright Act (DMCA), закон времен Клинтона, который защищает владельцев интеллектуальной собственности. Практика его применения американскими хостинг-провайдерами такова, что они, избегая проблем, отключают любой сайт, который не снял “обжалованный” контент.

Фальшивые заявки на нарушение DMCA – очень распространенная практика, отвечали мне юристы.

Хостинг-провайдер не проверяет, кто прав, кто виноват. В моем случае у меня было много письменных доказательств, что Карина не имела на тот контент никаких прав, однако это не играло никакой роли.

Пока я общалась с юристами, Карина подала новые жалобы еще на десятки страниц на сайте. Среди них уже были материалы о наших офлайн-встречах, анонсы, ссылки на все разговоры со всеми экспертами. Ощутимый ущерб.

Параллельно она отправила жалобы на нас в Google. Статьи исключили из результатов поиска.

Я была в отчаянии. Писала и спрашивала совета у всех, включая руководителя моей программы в  университете, куда на тот момент я еще даже не поступила. И  именно он нас и спас.

Мне позвонил брат профессора, Давид из Калифорнии, юрист по интеллектуальной собственности в большой крутой компании.

Он с удивлением выслушал мою историю и сказал, что вообще-то всегда на другой стороне таких конфликтов – обычно у его больших корпоративных клиентов воруют контент.

Давид вызвался написать ответ нашему хостинг-провайдеру Digital Ocean, а также пробовал до них дозвониться, но сразу предупредил, что, скорее всего, это ни к чему не приведет. “Но ты знаешь, мои оппоненты часто хостятся в России. И мы их там никак не можем достать”, – намекнул он. “Хоститься в России я боюсь, мы как раз только помогли оппозиционеру из лагеря Навального получить убежище в США, соединив с бесплатным адвокатом”,  – ответила я.

Есть и другие страны. Посмотри на BlueAngelHost. Погугли DMCA ignored hosting”, – посоветовал Давид.

В тот же день я купила хостинг у BlueAngel. Через неделю мы туда переместили “Рубик”.

С гуглом мы разобрались, там есть процедура ответа, и они не реагируют на необоснованные кляузы.

Заявитель может идти в суд или лесом, так сказать.

Карина и компания (в этом процессе у нее есть некий российский помощник) от безнадеги написала на меня жалобу в Better Business Bureau на паршивом английском. Я отвечала, предоставляла доказательства, что она даже не клиент, и вообще это уже преследование. Карина писала дальше. Я опять отвечала.

На третьей итерации я отправила мейл в службу поддержки, что у меня ситуация digital harassment.

Они отреагировали мгновенно и удалили все жалобы на “Рубик”.

Пару месяцев я жила спокойно (кроме того факта, что за новый хостинг нужно было вручную платить каждый раз с помощью необычайно сложного протокола, в то время как с предыдущим американским хостингом я просто один раз дала данные карточки и забыла).

Но тут “Рубик” опять упал. Техподдержка у BlueAngelHost была офлайн. Сам хостинг физически находился в Болгарии. Что происходит там, мы не знали.

Я представляла, что к нашему серверу пришел какой-то веселый болгарин с коровой и начал делать “кисело мляко”.

Мой партнер Сережа меня разочаровал, объяснив,  что так как мы хостимся вместе с воришками, порнографией и прочими сомнительными компаниями, хостинг-провайдер из-за этого попал в нехорошую заваруху.

Мне пора носить такую футболку. Фото misdememeor.com/products/dont-false-dmca-me-bro

Хостинг вернулся, но мы заметили, что все время сайт работал не очень стабильно. Соседство с темной стороной силы имеет минусы. Мы еще немного помучились – и все-таки перешли хоститься к немцам.

На этом мои злоключения окончились (не вообще, а с этой конкретной женщиной).

Вот так выглядит наша недоброжелательница Карина Дюваль. Фото Facebook.com

Контент на месте (хотя у меня есть сомнения в его качестве, все-таки речь об ответах адвоката, которой было нелениво потратить столько сил, чтобы меня атаковать!). Карина ничего больше сделать не может, но продолжает копировать вопросы участников наших групп и сама на них отвечать, тем самым создавая иллюзию, что с ней кто-то общается. Мы продолжаем ее игнорировать.

Мораль? Фейсбук и сайты отзывов, из моего опыта, весьма неплохо работают с проблемными ситуациями и харассментом. В ютьюбе все хуже. А вот американские хостинг-провайдеры в случае небольшой медиа-компании – глухая стена. The New York Times не боится таких атак.  Но если у вас нет таких ресурсов, а есть недоброжелатели – не хоститесь в США.

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Катерина Панова
Автор |
Основатель Rubic.us