11 сентября 2021

Как наши иммигранты в Техасе создали Фонд помощи детям-сиротам из Украины

С детьми из Украины, которые гостили в США этим летом

Татьяна Алпатова из Техаса всегда мечтала о большой семье – чтобы было много детей, в том числе и приемных. И кто знает, сбылась бы эта мечта, если бы она осталась жить в России.

Но в 2001 году Татьяна переехала из Москвы в США, получила медицинское образование, вышла замуж тоже за бывшего москвича – и родила четверых!

При этом Татьяна не переставала думать об усыновлении, хотя муж был не готов. К тому же вышел так называемый закон Димы Яковлева, запрещающий американцам усыновлять детей из России.

И тогда Татьяна стала искать другие возможности помочь детям-сиротам из бывшего СССР.

– Я думала, что вот мне повезло в жизни, у меня прекрасная семья, дети, муж, любимая работа, достаток, но ведь есть и те, кому повезло меньше, – делится Татьяна. – Мне так хотелось сделать что-то хорошее для детей, изменить их жизнь.

Вскоре Татьяна узнала о программе хостинга – когда американцы берут детей-сирот из разных стран на каникулы, оплачивают им перелет, все расходы. Но дело не только в материальных расходах, конечно.

В течение 3-5 недель дети из детдомов и интернатов живут в настоящей семье, видят и понимают, что это такое, учатся взаимодействовать с другими, получают от взрослых душевное тепло, внимание и заботу, новый опыт и незабываемые эмоции и впечатления.

– Я начала с волонтерства в 2014 году, – вспоминает Татьяна. – Узнала, какие организации занимаются хостингом, и стала помогать им переводить документы. Постепенно узнавала, как работают эти организации, стала понимать весь процесс.

Татьяна Алпатова (справа) и президент фонда Марина Дио

Сейчас Татьяна – вице-президент благотворительного фонда Kids in need Foundation KIN, который сотрудничает не только с детскими домами, но и с интернатами и даже с семейными детскими домами  в Украине.

“Рубик” расспросил Татьяну о том, чем занимается их организация.

Татьяна, с какими детьми вы работаете?

С воспитанниками детдомов и интернатов в Украине. Знаю, что некоторые благотворительные организации занимаются также детьми из Латвии. С Россией сотрудничать не можем из-за закона Димы Яковлева.

Мы помогаем привозить детей-сирот из Украины в США по программе хостинга. Это не опека и не усыновление, это когда семья берет к себе ребенка на короткое время. В основном, на летние или зимние каникулы, обычно не дольше, чем на 5 недель.

Дети в Киеве, в аэропорту, готовятся к полету в США

Между детьми и принимающими семьями возникает глубокая эмоциональная связь, и бывают случаи, когда после хостинга американцы усыновляют этих детей.

Но, к сожалению, не всех детей можно усыновить, поскольку есть так называемые “социальные сироты”. То есть у них есть родители и формально они не лишены родительских прав, просто ведут асоциальную жизнь и детей у них забрали.

Что касается возраста детей – то в основном от 7 до 13 лет. Поскольку с 14 лет нужно проходить интервью в посольстве, а в последние полтора года это практически невозможно.

Да и вообще пандемия крайне негативно отразилась на детях – они не могли больше приехать к “своим” семьям, очень тосковали, время шло, они взрослели, теряя таким образом шанс еще раз попасть в США. Прошлым летом дети вообще не приезжали, а в этом году уже получилось привезти 6 детей 10-12 лет.

Любая ли семья в США может принимать детей-иностранцев?

Нет, только американские граждане и постоянные жители (владельцы грин-карт). Но, например, в нашей русскоязычной комьюнити очень много людей, которые сами еще не могут принять детей из-за статуса, но всеми силами помогают тем, кто принимает. И эта помощь – очень разная. Здесь не требуются какие-то большие деньги.

Могу рассказать на примере своей семьи. У нас уже три раза гостили дети из Украины – всего пять человек: два брата, два не родных друг другу ребенка и потом еще один. А у нас своих четверо, представляете?!

Первый завтрак в семье: для ребят все было непривычным и даже пугающим

И вот наши люди пытались помочь кто чем мог –  кто-то приглашал к себе домой на ужин, кто-то, наоборот, готовил вкусняшки на всю нашу ораву и приносил – чтобы разгрузить меня от готовки, брали детей к себе поиграть, устраивали какие-то развлечения.

В общем, если человек хочет помочь, он спрашивает себя: а что я могу сделать для этого? Главное – иметь доброе сердце и желание помочь.

То есть вся русскоязычная община Дрипинг-Спрингс поддерживает идею хостинга и ваши усилия?

В основном, да. Хотя есть, конечно, те, кто приплетает политику – отношения между Россией и Украиной. А есть противники самой идеи хостинга.

Они считают, что это жестоко – показать обделенным детям “красивую жизнь” в США, дома с бассейнами, а потом вновь отправить их в нищету и казенные стены.

То есть – что мы травмируем детей.

А мы считаем жестоким не дать таким детям даже шанса попасть в семью, увидеть, как люди общаются и заботятся друг о друге, какие у кого роли в семье, а также увидеть “большой мир” и завести друзей.

Посмотрите на фото: какими испуганными они приезжают к нам, и какими счастливыми уезжают – как на самом первом фото в статье, которое было сделано накануне их отъезда!

Вот такими испуганными ребята приехали в США (в центре – сын Татьяны)

Детдомовцы ведь совершенно не понимают, что такое семья, и поэтому у них редко бывают свои нормальные семьи, когда они взрослеют и начинают жить самостоятельно.

Кто финансирует поездки детей и сколько это стоит?

В принципе все оплачивает принимающая семья – и билеты, и оформление документов. Обходится это примерно в $3000 на ребенка.

Но такие благотворительные фонды, как наш, берут часть расходов на себя. К тому же, в последнее время среди крупных компаний появилась новая тенденция – они готовы давать деньги конкретным благотворительным организациям на конкретные цели. А не в символический Красный Крест, например.

Фонд живет в основном на пожертвования. Для сбора денег мы проводим различные праздники, даже пирожки печем и продаем!

Наша задача, по большому счету – соединить тех людей, кто хочет помогать, с теми, кто нуждается в помощи.

Благотворительная ярмарка с пирожками!

Только ли программами хостинга занимается ваш фонд?

Конечно, нет. Мы сотрудничаем с большим количеством детдомов и интернатов в Украине. Помогаем им вещами, деньгами. Знаем уже, что кому нужно. Например, к 1 сентября отправить все необходимое для школы на 100 человек. Иногда воспитатели сами просят что-то конкретное: теплые пижамы и полотенца к Рождеству, обувь, прокладки и нижнее белье. В больших городах, конечно, запросы уже другие – например, оборудовать спортплощадку.

 

Для каждого детдома собирают конкретные вещи, которые нужны больше всего
Полгрузовика обуви

Была даже такая ситуация – социальных сирот из-за ковида отправили обратно в их родные семьи. А там, как вы понимаете, порой даже еды нет, родители в основном пьющие, на детей им наплевать. И мы из США заказывали и оплачивали доставку еды в Украине!

Как вы узнаете, кому именно нужна помощь?

Через некоммерческие местные организации. Но в основном – ездим по детдомам сами, чтобы посмотреть собственными глазами.

Вот буквально на днях Марина [Марина Дио, президент фонда] вернулась из 2-недельной поездки по Украине. Знаете, там еще много мест, где, как говорится, не ступала нога волонтера. Но зато мы теперь наверняка знаем, где какая ситуация и кому чем нужно помочь.

Марина всегда лично знакомится с детьми

Марина всегда лично знакомится с детьми, общается с ними, играет, пытается понять особенности каждого ребенка. Она в прошлом педагог, и у нее очень здорово получается налаживать контакт с детьми.

Наша помощь – всегда адресная и конкретная.

По какому принципу вы отбираете детей, которых привезете в США, и как насчет языкового барьера?

Безусловно, не каждый ребенок психологически подходит для программы хостинга. Нужно оценивать, пойдет ли ему это на пользу.

А по поводу языка – знаете, через 5 недель большинство уже может объясняться по-английски, особенно, если приезжают не в первый раз.

Детей встречают в аэропорту в Хьюстоне

Принимающие семьи (американцы) тоже начинают немного учить русские и украинские слова. И вообще – стараются заранее больше узнать о нашей культуре, готовят национальные блюда, стараются, чтобы детям было комфортно с ними. Американцы вообще очень открыты к общению и другим культурам.

Знаете, даже мои собственные дети начинают лучше говорить по-русски. Обычно их трудно заставить, потому что незачем – все вокруг общаются по-английски. А тут выхода нет – хочешь-не хочешь, а придется вспоминать русский.

Татьяна, работа в фонде – это для вас по-прежнему волонтерство?

Раньше я работала медсестрой в кардиологии и потом 7 лет в родильном отделении. Сейчас я – домашний учитель для своих детей. А фонд… Я не могу назвать это работой или волонтерством  – я этим живу.

Узнать больше о работе фонда и связаться с его организаторами можно также на Фейсбук-странице Kids In Need Foundation KIN.

Все фото в этом материале предоставлены Татьяной Алпатовой.

Еще на эту тему

В Цинциннати пропал подросток из русскоязычной семьи. Его не видели с 12 сентября

Летающие микродроны размером с песчинку могут следить за нами

Губернатор Калифорнии защитил складских рабочих новым законом

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию