В Кремниевой долине становится все больше физиков. Фото: mitre.org
Физики заполняют Кремниевую долину

Физики заполняют Кремниевую долину

В Кремниевой долине становится все больше физиков. Фото: mitre.org
В Кремниевой долине становится все больше физиков. Фото: mitre.org

Профессия IT-специалиста набирает обороты с каждым годом. Все больше людей хотят попасть в эту сферу. Только в 2014 году в США наняли 6.4 миллиона работников в сфере программного обеспечения.

Даже люди, у которых нет образования в сере программирования, не против стать сотрудником какой-нибудь IT-компании. Особенно в этом преуспевают физики. Сейчас невыгодно быть физиком, считает Оскар Бойкин в интервью изданию Wired. Оскар окончил Технологический институт Джорджии и защитил диссертацию по физике в Калифорнийском университете, но сейчас работает в компании Stripe, которая занимается платформами для онлайн-бизнеса.

Основатель компании Stripe Джон Коллисон говорит, что в его команде есть много физиков, но он не брал их на работу специально, просто так получилось. Сейчас это происходит во всей Кремниевой долине, ведь физики легко решают задачи, которые ставит программная инженерия. Также они хорошо справляются с анализом больших данных и вопросами, связанными с искусственным интеллектом.

Также дипломированные программисты не всегда обладают достаточными знаниями для работы с нейросетями. Автор статьи в Wired Кейд Метс утверждает, что нейросети – это всего лишь математика: линейная алгебра и теория вероятности, а с этим физики справляются очень хорошо. Оскар Бойкин тоже считает, что нейросети – это единственна отрасль, связанная с физикой, в которой осталось еще что-то интересное.

По словам Бойкина, в физике почти не осталось нерешенных вопросов, все относительно просто. Когда ученые открыли бозон Хиггса, то даже не особо обрадовались, считает он, ведь было понятно, что такая частица должна существовать. А вот программирование ежедневно ставит новые задачи, с которыми только предстоит справиться. К тому же, зарплата у физиков меньше, чем у программистов.

Действительно, по данным PayScale, средняя зарплата физика — $87 890 в год, а хорошим программистам ежегодно платят $106 720.

Бойкин утверждает, что десять лет назад физики понадобились на Уолл-Стрит,так как нужна была система предсказания динамики рынков. Так появилась модель Блэка — Шоулза, которая предсказывает цены на опционы. Но теперь они нужны в сфере IT.

В Google тоже часто берут на работу специалистов по физике. У истоков компании стоит Йонатан Цунгер, кандидат физических наук из Стенфордского университета, специализирующийся на теории струн. Разработкой рекламы в Google также занимались физики. Это они собирали данные с серверов и предсказывали эффективность рекламных объявлений.

В компании Stripe с Бойкиным работают и другие физики. Один из них, Кристиан Андерсон, решил не защищать кандидатскую по физике в Гарварде, потому что считает, что научная работа требует слишком много труда, а отдача при этом совсем небольшая.

Автор Wired уверен, что физики скоро потребуются во многих других сферах благодаря нейронным сетям. «Нейронные сети открывают новую страницу в истории распознавания изображений, речи, машинного перевода. Они создают новые интерфейсы», — считает он.

Профессия IT-специалиста набирает обороты с каждым годом. Все больше людей хотят попасть в эту сферу. Только в 2014 году в США наняли 6.4 миллиона работников в сфере программного обеспечения. Даже люди, у которых нет образования в сере программирования, не против стать сотрудником какой-нибудь IT-компании. Особенно в этом преуспевают физики. Сейчас невыгодно быть физиком, считает Оскар […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »