Сотрудники иммиграционной службы о том, как сейчас выглядит их работа и что теперь будет с заявками иммигрантов

Иммиграционная служба увольняет больше половины сотрудников. Фото boltdns.net

Каждую неделю Кеннет Палинкас ездит на метро со станции в Вудсайде до Федерал-Плаза в Нью-Йорке, где находится офис иммиграционной службы. С собой у него всегда чемодан, забитый заявлениями на гражданство, грин-карту, смену статуса. Все эти бумаги Кеннет теперь рассматривает дома.

Здесь и далее “Рубик” цитирует статью издания DocumentedNY. 

Сейчас Кеннет ездит на работу только для того, чтобы забрать эту кипу бумаг и снова вернуться домой. Его перевели на удаленку из-за пандемии, как и других сотрудников иммиграционной службы. 

Но вскоре ему не понадобится чемодан. Потому что иммиграционная служба отправляет 70% своих работников в неоплачиваемый отпуск. Он начнется 3 августа и продлится от месяца до трех. Причина – у USCIS проблемы с деньгами.

Кеннет Палинкас был в числе 70% сотрудников, которых USCIS отправила в отпуск. Фото breitbart.com

Иммиграционная служба всегда жила в основном за счет госпошлин, которые платят иммигранты. Годовой бюджет USCIS около $4,8 миллиардов. Но эта сумма гораздо меньше, чем получает из бюджета та же иммиграционная полиция – на “отлавливание’ иммиграционных нарушителей с 2003 власти потратили $300 миллиардов. То есть понятно, что помочь легальным иммигрантам быстро пройти все процессы в приоритеты правительства не входит.

Иммиграционная служба справлялась без вливаний из бюджета, с помощью денег иммигрантов.

Но пандемия вкупе с приостановкой иммиграции после указа Трампа этот источник средств осушили. По средним оценкам, число заявлений и сборов упало на 61%. 

Палинкас, который не только работает в иммиграционной службе, но и состоит в Американской федерации государственных служащих (AFGE) в качестве исполнительного вице-президента Национального совета по делам гражданства и иммиграции, рассказывает, что не только пандемия стала причиной краха иммиграционной службы. 

Кеннет и другие члены профсоюза уверены: дело в самой службе. 

“Четыре месяца карантина не могли разрушить иммиграционную службу. Мы всегда хорошо держались на плаву, деньги были. Это политика правительства завела нас в эту яму”, – говорит Кеннет. По его оценкам, только число заявок на натурализацию в этом году сократилось на 25% – самое большое падение со времени начала пандемии. И это нетипично, ведь перед выборами всегда наоборот – больше людей хотят получить гражданство, чтобы иметь возможность проголосовать.

Шарвари Далал-Дейни (крайняя справа) обвиняет во всем иммиграционную службу, а не пандемию. Фото twimg.com

Бывшая сотрудница иммиграционной службы, проработавшая там более десяти лет, а ныне директор по связям с правительством в Американской ассоциации адвокатов по вопросам иммиграции (AILA) Шарвари Далал-Дейни заявила, что служба знала о существующем дефиците в бюджете еще до пандемии, в ноябре 2019 года. Но ничего не могла сделать.

“В их силах было все исправить. Они не пошевелись, а сейчас обязаны нести за это ответственность”, – говорит она. 

Именно из-за дефицита в бюджете служба и пошла на сокращение штата. И сотрудникам теперь придется искать новую работу на время “отпуска”. Некоторые из них рассматривают самые разные варианты. 

“Одни собираются использовать пенсионные накопления, чтобы выжить. Другие согласны на любую работу, лишь бы платили. Идут в Uber, службу доставки, убирают дома, присматривают за детьми. То есть берутся за ту работу, которую обычно отдают иммигрантам”, – рассказывает президент профсоюза Николь Гесс.

Чтобы как-то помочь службе, члены Палаты представителей Джефф Фортенберри и Эмануэль Кливер представили законопроект. По нему агентству выделят $1,2 миллиарда. Но при этом служба должна и сама что-то делать, а именно: поднять цены на свои услуги как минимум на 10%. Иммиграционная служба с этим согласна и готовит план, по которому госпошлины на некоторые петиции подорожают на 80%. 

“Это уже не первый раз, когда служба перекладывает ответственность за свои провалы на иммигрантов”, – говорит Далал-Дейни. 

На самом деле никто не хочет, чтобы иммиграционная служба сократила штат. Потому что пострадают все. 

“Эти петиции и заявления от иммигрантов никуда не исчезнут. Но не будет людей, которые их рассматривают. Значит, стопка бумаг будет расти и расти. И никто это потом уже не разберет”, – говорит Эшли Табаддор из Национальной ассоциации судей по иммиграционным делам. 

Даже судья Эшли Табаддор против, чтобы сотрудников отправили в отпуск. Фото wjct.org

Еще важный момент: некоторые отделы сократили по максимуму, уволив почти всех. Это касается, в том числе, отдела по убежищу (Refugee, Asylum and International Operations Division). Оттуда ушли 1500 из 2000 сотрудников. И многие задаются вопросом, не означает ли это, что иммиграционная служба таким образом превращается в правоохранительный орган (а эти функции и так ведь выполняют иммиграционная полиция и пограничная служба). 

В любом случае, если законопроект о помощи не примут, то сокращения приведут к плачевным последствиям для иммигрантов. 

“Это последний гвоздь в крышку гроба иммиграционной системы. Да, неоплачиваемый отпуск сильно ударит по сотрудникам службы и их семьям. Но еще он нанесет непоправимый ущерб американским семьям, предприятиями и частным лицам, которые уже находятся в США, работают и устраивают быт”, – говорит Далал-Дейни. 

В первую очередь от сокращения числа сотрудников пострадают те, кто подает на гражданство. Число интервью уже уменьшилось с 60 000 до 2000 в день. И это не предел. 

“Эти люди – новички в нашей стране. У некоторых наблюдается депрессия и посттравматическое расстройство, которые только усилятся, если лишить их гражданства. Люди не смогут подать на пособие по безработице, работать они не могут по болезни, а значит, им придется получать государственную помощь. Так они станут “обузой для общества” и потеряют право на гражданство в принципе”, – говорит президент профсоюза Николь Гесс, говоря о беженцах, которые, по ее словам, пострадают первыми.

Также под ударом все, кто собирался менять статус.

Как Нитин Магима, выпускник школы международных отношений Колумбийского университета. Он планировал работать в США после окончания своей стажировки, но теперь возвращается домой, в Индию. 

“Столько всего произошло за последнее время, аж голова кругом. Думаю, я просто оказался в США не в самое удачное время. Нужно подождать и посмотреть, что будет дальше. Это же 2020 год, то ли еще будет. Я лишь надеюсь, что смогу через некоторое время получить J-1 визу и вернуться в США. А это случится, когда указ Трампа о приостановке иммиграции отменят. После инаугурации нового президента в январе”, – говорит Нитин. 

 

Еще на эту тему

Трамп хочет подписать указ о коронапомощи в обход Конгресса

Ученые подтвердили существование Лох-Несского чудовища

Зачем супербогатые скупают паспорта разных стран?

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию
Adblock
detector