Почему страховые компании не хотят платить за лечение психических заболеваний

Психически больных людей часто не понимают в обществе и не считают их проблемы серьезными. Фото popsugar-assets.com

В обществе до сих пор существуют ложные представления о психически больных людях. Даже существуют специальные слова, которыми этих людей называют в обществе: “шизик”, “псих”, “чокнутый”. 

Неправильным отношением к психически больным людям грешат даже врачи, выступающие на телевидении. Они могут называть “психами” людей, которые сознательно совершают плохие поступки. Из-за этого ментальные болезни все больше закрепляются в сознании как нечто очень плохое и зависящее только от самого человека. Будто это не болезнь в привычном понимании, а осознанный выбор. 

Например, даже в разговоре с близкими людьми вы можете прокомментировать какую-то выходку своего друга, назвав его безумцем, психом, ненормальным. В дружеской беседе это может звучать как хорошая шутка, но на деле такие слова являются частью огромной проблемы стигматизации психически больных в обществе. 

Психически больные опасны для общества? 

Рассуждения о таких больных в последнее время звучат все чаще, и в таком контексте, в котором не должны. Речь о массовых убийствах. Даже президент Дональд Трамп заявлял, что дело не в контроле за оружием, а в том, что за массовыми убийствами стоят “ненормальные”. Политики все больше уделяют внимание вопросу психического здоровья из-за участившихся массовых убийств, но на самом деле нападения на людей – одна их худших причин начать такой разговор в принципе. Потому что, согласно исследованиям, большинство психически больных не опасны для общества. И большинство преступлений с применением оружия совершают психически здоровые люди. Более того, у психически больных гораздо выше риск стать жертвой преступления, а не его организатором. 

В США психические заболевания стали большой проблемой.

В 2013 году более 40 миллионов человек страдали от того или иного ментального заболевания.

И у 10 миллионов эти заболевания были крайне серьезными.

И система здравоохранения не справляется с такими больными. Даже в наше время. Раньше больных закрывали в сумасшедших домах, где привязывали к кроватям, чтобы те не могли навредить ни себе, ни другим. В 60-х годах президент Кеннеди подписал указ закрыть все эти дома и заменить их терапевтическими центрами. Это был прекрасный план, но сработал он не так, как хотелось бы. Из-за отсутствия должного финансирования не все новые центры были готовы принять пациентов. А сумасшедшие дома уже закрывались. Поэтому больных отправляли просто в госпитали, где персонал понятия не имел, как их лечить и вообще заботиться. 

Некоторые штаты присоединились к так называемой терапии Грейхаунд. Она заключалась в следующем: работники госпиталей покупали тяжело больным пациентам билет на автобус Greyhound Lines в один конец. Этот автобус увозил психически больных подальше от города, где до них никому не было дела. Вернуться обратно они уже не могли. 

Эта практика существует до сих пор. Например, в Лас-Вегасе. 

Терапия Грейхаунд до сих пор практикуется в некоторых районах США. Фото townnews.com

Есть и другие способы “избавиться” от неугодных пациентов – отправить их в тюрьму. Это случается чаще, чем вы думаете. Как только такой больной начинает паниковать, из-за чего может стать буйным, люди вызывают полицию. Но что полиция может сделать? Только увезти такого больного и отправить его за решетку. А это опасно как для самого больного, так и для его сокамерников. 

Справедливости ради нужно заметить, что в некоторых департаментах существуют специальные отряды, которые занимаются психически больными. Они приезжают на вызов и стараются успокоить больного, общаются с ним, оказывают первую помощь. И могут отвезти в медицинское учреждение, если потребуется. Но такие отряды скорее исключение. Только в 15% департаментах есть подобные отряды. И записывают туда добровольно. То есть, если будут желающие, такой отряд создадут. Хотя подобная практика должна быть введена в обязательном порядке для каждого отделения полиции.

Также для психически больных людей существует мало программ, которые покрывали бы их лечение. Или просто оказывали необходимую помощь. Например, нужно больше программ вроде Assertive community treatment. Социальные работники помогают серьезно больным людям находиться в обществе. 

“Больные нуждаются не только в наблюдении у психотерапевта и посещении его офиса пару раз в неделю. Таким людям нужна помощь и другого плана. Например, они не знают, как платить за коммунальные услуги. Или как пользоваться общественным транспортом. Мы помогаем им влиться в общество и быть рядом с людьми”, – рассказывает волонтер программы. 

Что же касается тех, у кого проблемы не такие серьезные, то и им не легче. Они стараются преодолеть болезнь самостоятельно, убеждая себя, что все не так плохо и можно справиться и без врача. Иногда даже близкие люди подкрепляют это ложное представление о психическом здоровье словами “это все у тебя в голове, иди отдохни и все пройдет”. 

Но оно не проходит само. И без должного лечения человек может еще больше загонять себя в депрессивное состояние, отдаляться от близких, работы, социума. В итоге это может привести к катастрофе. 

Патрик Кеннеди настаивает, чтобы к психическим заболеваниям относились так же, как и к физическим. Фото spokesman.com

Страховые компании не хотят оплачивать лечение?

Каждый пятый американец страдает от психического расстройства: депрессии, тревожности, панических атак. И половина не обращается за помощью. Даже если у них есть страховка.

Потому что страховка не всегда помогает психически больным. Хотя это и незаконно. Ведь в 2008 году вышел закон, по которому страховые компании должны покрывать расходы на лечение психических заболеваний в той же мере, как и любые другие болезни. 

Этот закон стал возможен благодаря Патрику Кеннеди. Долгие годы он страдал от биполярного расстройства, о котором никто не знал. Пока одним майским утром 2006 года Патрик Кеннеди, тогдашний конгрессмен, не врезался на автомобиле в баррикаду возле Капитолия. Когда полиция стала его допрашивать, Патрик лишь бессвязно говорил, что боялся опоздать на голосование и не справился с управлением. 

Этот день многое изменил для Патрика Кеннеди. Он стал бороться со своим заболеванием, но в итоге в 2011 году покинул свой пост, чтобы полностью отдаться лечению. И стал активным защитником закона о психическом здоровье. Вскоре после того, как он покинул Конгресс, Патрик помог запустить One Mind for Research, проект, посвященный исследованиям в области лечения психического здоровья и наркомании.

Патрик Кеннеди настаивал, чтобы к психическим заболеваниям относились так же, как и к физическим.

И чтобы их лечение полностью покрывалось страховкой. 

И оно покрывается. Но не совсем так, как хотел Патрик. 

Например, вам нужно записаться на прием к психотерапевту. Вы обращаетесь в страховую компанию, которая выдает список терапевтов, с которыми заключены договоры. Но в процессе поиска подходящего врача вы понимаете, что большинство из них уже не работают. Или у них отключены телефоны. Или некоторых даже нет в живых.

В одном исследовании даже решили проверить эти списки. Взяли список врачей от Blue Cross Blue Shield и стали звонить. Ответили только 26%. Остальные либо не были психотерапевтами, либо уже давно отошли от дел, либо не принимали страховку от Blue Cross. А некоторые номера были вообще не связаны с врачами. Например, в списке был номер ювелирного магазина и отделения Mcdonald’s.

Но страховым компаниям не нужно прикладывать столько усилий, чтобы затруднить вам поиск врача. Дело в том, что в США в принципе сложно найти психотерапевта. В некоторых местах таких специалистов нет в принципе. И ближайший врач может находиться в десяти часах езды от вас. И не факт, что он вас примет, учитывая, что желающих записаться много. 

Но даже если вам удастся найти врача, к которому удобно добираться, не исключено, что он не примет вашу страховку.

Только 60% врачей принимают пациентов со страховками. 

Предположим, что вы все-таки нашли врача, принимающего страховку. Но возникает следующая проблема: заставить страховую компанию оплатить ваше лечение. 

Дело в том, что существует так называемая “медицинская необходимость”. Когда ваш врач назначает лечение, страховая не обязательно будет его оплачивать. Она должна подтвердить, что это лечение вам действительно нужно. И часто приходит к выводу, что это не так, отказываясь покрывать траты. Некоторые страховые, вроде Anthem, отказывают в 92% случаев. У них даже есть врач, Тим Джек, который обязан проверять ваши просьбы о покрытии расходов и решать, действительно ли вам нужно лечение. В большинстве случае он писал негативное заключение. Некоторые психиатры даже называли его Доктор Отказ. 

Проблема психических заболеваний в том, что их нельзя увидеть на рентгене. Их нельзя подтвердить кардиограммой. Это, как говорят в страховых компаниях, “субъективные” болезни. 

Но отчаиваться не стоит. Пациенты, которым отказали в выплатах, могут обратиться в суд, который часто встает на их сторону. Есть даже сервис, Parity Registry, который спонсируется фондом Патрика Кеннеди. Он помогает подать жалобу на страховую и возместить все траты на лечение. 

Еще на эту тему

Не выходите из дома: экстремальные морозы и сильный ветер в выходные грозят обморожением

Новые мошенники на границе США с Мексикой: фонд Mil Mujeres (уже угрожают “Рубику”)

У республиканцев обозначился новый яркий кандидат в Президенты

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик