Осторожно, мошенники! Как аферистка без лицензии “запорола” русскоязычному иммигранту дело об убежище

Валентина добавляла в историю выдуманные элементы. Фото: Facebook

В группе “Рубика” по иммиграции внимание модераторов привлекла некая Валентина Точенова. Женщина давала некорректную информацию и вела себя невежливо с другими участниками, которые поправляли и опровергали ее слова. Она позиционировала себя как бывший работник консульства с многолетним опытом (какого консульства и на какой должности — неизвестно). Последней каплей стало грубое нарушений ею правил группы: Валентина призывала участников написать ей в личные сообщения. Мы сначала отправили ее в бан.

Валентина нарушала правила группы.

Но тут одна из наших участниц, Елена П., поделилась неприятным опытом сотрудничества с Валентиной. Как оказалось, она предоставляет незаконные иммиграционные услуги, и от ее рук пострадал родной человек Елены.

Елена рассказала нам увлекательную историю, которая произошла с ее сыном осенью 2018 года. Далее — ее рассказ от первого лица.

“По ее милости мой сын получил отказ в убежище. Взяла с нас большие деньги и напутала в данных так, что теперь не можем разгрести. Валентину мне посоветовала хорошая знакомая, порекомендовала ее как специалиста с более чем 20-летним стажем, 90% положительных результатов и супер-порядочностью. Я даже не поняла сразу, что она работает из дома без всяких лицензий и прочего.

Сын сам к ней ездил и договаривался обо всем, я не контролировала его. Теперь понимаю, что напрасно. Он привез свою биографию и реальную историю с копиями всех нужных документов. Заплатил ей $2 000 и получил назад переработанную историю на русском языке, над которой просто плакать хотелось (плохое сочинение третьеклассника). Там были ошибки в датах и фактах, [а также] просто невероятные события даже для нашей страны. Валентина работала над историей полтора месяца: уточняла факты и биографические моменты, но смысла в ее уточнениях не было, ведь она писала какой-то свой рассказ, имеющий мало общего с историей сына. На любые замечания отвечала, что знает лучше. Валентина почти всегда говорила: “Доверьтесь специалисту”.

Она настаивала, что нужно перенести события из города, где они происходили, в другой, более известный для Америки. Валентина заверяла нас, что для офицера лучше, чтобы это был известный город в России (такой как Москва или Петербург) — мол, чтоб офицер знал его. А тот городок, в котором все происходило на самом деле, якобы никому не известен.

Валентина считает себя квалифицированным юристом с многолетним опытом.

Потом для подачи документов и перевода истории нужно было заплатить еще $1 500. Я отправила переводы на эту сумму, а она отправила нам документы и копии, когда я показала фото переводов. Как назло, эти переводы задержались на почте, их разыскивали, а она вынимала из меня душу, вплоть до угроз отозвать дело.

Потом мы получили копии документов с английским переводом, и мне стало реально страшно. Денежные переводы за услуги нашли адресата, а наша исправленная и переведенная на какой-то язык история была отправлена в иммиграционную службу. Мой американский друг, читая копию, не понял о чем там вообще написано. Но Валентина рекомендовала сыну учить историю только на русском языке. Потом мы вычислили, что они [истории на разных языках] не совпадали по хронологии.

Она также советовала идти без переводчика. Сын ее послушал и завалил первое интервью. Технически его остановил офицер, так как парень пришел без переводчика и не понимал половины разговора. Он был не в состоянии ответить на вопросы. Поэтому офицер сам предложил остановить интервью и назначил новое.

На второе пошел с переводчиком. Вроде все было неплохо, но несоответствия в датах он не смог объяснить. Теперь — к судье через месяц.

Сейчас я понимаю, что со своей настоящей историей он бы выглядел намного лучше и убедительней. Даже перевод смогли бы сделать лучше и грамотнее. Вот такая грустная история. Пожалуйста, не ведитесь на всякие консультационные услуги от таких людей”.   

Соответственно, после такой информации мы заблокировали Валентину в группе. Мы создаем правила ради безопасности наших участников и чтобы вы не попадались на удочку таких “помощников”. Они не могут открыто написать в группе: “Обратитесь ко мне в офис, я вам помогу”, ведь прекрасно осведомлены что их деятельность незаконна и у них нет ни образования, ни лицензии предоставлять данные услуги. Вот и прячутся по “личках”.  

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.