Обтягивающая одежда не пережила пандемию. Кроме нарядов от Ким Кардашьян

Ким уверена, что скоро люди опять будут носить обтягивающую одежду дома. Фото the-sun.com

Ким Кардашьян, казалось бы, выбрала крайне неудачное время для запуска своего бренда обтягивающей одежды Skims. Открытие состоялось в 2019 году, а уже в следующем грянула пандемия. И люди стали массово переходить на удобную, домашнюю одежду.

Обтягивающие леггинсы, топы, нижнее белье перестали быть актуальными.

Многие компании потерпели убытки, продажи упали на 30%. 

Но бренд Ким выжил. И не только выжил, но и стал миллиардным бизнесом. Сейчас он оценивается в $1,6 миллиардов, что очень много для молодого бизнеса, пусть и под управлением знаменитости. 

Skims сумел выкрутиться из сложившейся ситуации и почти сразу предложил женщинам уютные пижамы, домашнюю одежду, в которой легко и работать, и фильмы по вечерам смотреть. Но обтягивающую одежду из ассортимента Ким не убрала и это до сих пор отлично продается. 

Продает Skims и пижамы с халатами. Фото vogue.me

Ким объясняет свое решение тем, что пандемия не продлится слишком долго. Когда придет время, люди вновь вернутся к обтягивающим нарядам. 

Skims – не первый бизнес семьи Кардашьян. У Ким уже была косметическая компания, которую потом продали гиганту по производству косметики Coty, оценив ее в $1 миллиард. Сестра Ким, Кайли Дженнер, продала контрольный пакет акций своей косметической компании той же Coty, и эту компанию оценили в $1,2 миллиарда. 

Ким занималась не только косметикой. Был у нее и опыт с бизнесом по производству одежды, она занималась им с сестрами Хлоей и Кортни. Но там у Ким было мало власти, она была лишь лицом компании Sears. 

Такую одежду может позволить себе женщина любых размеров и типа кожи. Фото Skims

А вот Skims практически полностью принадлежит Ким (часть – партнеру Йенсу Греду). Она помогает выбирать ткани, разрабатывать коллекции, ищет фотографов и организует съемки, а также изучает данные продаж. Все это изначально было семейным бизнесом, и Ким на первых порах помогал ее муж, Канье Уэст, но после объявления о разводе он отошел от дел. 

Skims делает акцент на инклюзивность.

В наличии девять размеров, включая самый большой, а также множество оттенков под разную кожу.

На сегодняшний день продано более четырех миллионов единиц. Одежда от Ким продается в элитных магазинах Nordstrom и British’s Selfridges, а также в нескольких интернет-магазинах.

Проблемы еще до пандемии 

В наличии много нижнего белья. Фото cdn.hypb.st

Проблемы у Skims были еще до пандемии. Первая пришла из ниоткуда.

Изначально Ким собиралась назвать бренд “Кимоно”, но ее осудили за заимствование чужой культуры.

Ким до сих пор считает, что в названии не было ничего такого, из-за чего стоило раздувать скандал, но в итоге сдалась и переименовала компанию. 

Затем компания столкнулась с задержками поставок сырья, из-за чего делать новую одежду стало затруднительно. 

“Нам пришлось искать новые фабрики и проявить творческий подход”, – рассказывала Ким. 

Бренд начал искать инвесторов. Ким вместе со своим партнером по бизнесу Йенсом Гредом, вышли на венчурную компанию Thrive Capital, которая финансировали бренд очков Warby Parker и косметическую компанию Glossier. Те согласились инвестировать в компанию Ким. 

“На нас произвело впечатление, как Skims умеет удержать покупателя и общается с каждым клиентом как с другом”, –  говорят партнер компании Thrive Capital Набил Маллик. 

Выживет ли Skims?

Ким занимается в том числе рекламой. Фото tvshowsace.com

Дальнейшая судьба Skims будет зависеть от того, насколько сильно пандемия изменит рынок одежды. 

Через некоторое время люди начнут возвращаться к старым товарам, от которых отказались во время карантина.

Уже сейчас видно, что в списке 10 самых продаваемых товаров в сети появляются платья.

То есть люди готовы к покупке таких вещей. 

Аналитики говорят, что переход будет плавным. Покупатели, привыкшие к комфорту, уже не захотят возвращаться к старым неудобным вещам в обтяжку. Одежде придется приспосабливаться под нужды клиентов. 

Ким уверена, что Skims останется на плаву и превратится даже в семейный бренд, которым в будущем займутся ее дети и внуки. 

Но не исключает, что может и продать компанию – при условии, что сохранит за собой контроль над производством. 

Еще на эту тему

Губернатор Калифорнии защитил складских рабочих новым законом

Школьников во Флориде теперь не будут отправлять на карантин после контакта с больными

Таблетки от курения Chantix вызывают рак? Как судиться с производителем Pfizer

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно. “Рубик” облегчает этот путь. Наша цель – помочь иммигрантам достичь успеха в США. Для этого мы пишем статьи, снимаем видео, отвечаем на ваши вопросы, организовываем семинары, создаем среду общения без агрессии и осуждения в наших соцмедиа.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат – зарплаты, хостинг и так далее. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами. Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой. “Рубик”  живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашей миссии помощи иммигрантам. Ваш взнос пойдет на подготовку материалов, которые помогут конкретным людям – найти работу, избежать депортации, распознать мошенников.

Поддержать Рубик
Заказать консультацию