Как просить убежища в США на границе с Мексикой

Как просить убежища в США на границе с Мексикой

Александр Климанов пробыл в иммиграционной тюрьме 8 месяцев. Фото из личного архива

Александр Климанов пришел на границу США с Мексикой в оливковом тактическом костюме с 95-литровым рюкзаком в руках и сказал: «Я российский оппозиционер. Мне нужно политическое убежище». И он его получил, но спустя восемь месяцев иммиграционной тюрьмы.

В 2017 году в США попросили убежище рекордное количество россиян: на 39% больше, чем в 2016 году.

Можно говорить о новой волне иммиграции — политическое убежище просят и оппозиционеры, и геи, и люди, чья вера отличается от православного христианства. О притеснениях говорят даже  адвокаты, защищающие неугодных власти людей.

Просить убежище именно на границе, проходя через заключение и суд, — не лучший выбор. Оптимально просить его внутри США, без суда и тюрьмы, с разрешением на работу; процесс подробно описан здесь. Но многие не могут получить туристическую визу в США (в некоторых постсоветских странах отказывают более 50% людей!)

Поэтому желающие получить убежище вынуждены лететь в Мексику (виза электронная и бесплатная для россиян, украинцев и граждан других постсоветских стран) и идти к границе с США.  Чаще всего выбирают город Тихуана. Если там американские офицеры отказываются принять беженца, люди направляются в другие пункты пропуска.

Читайте историю украинского боксера, которому трижды отказывали на границе.

Вместе с иммиграционным адвокатом Исмаилом Шахтахтинским “Рубик” разобрался, как проходит процесс получения политического убежища на границе, как долго нужно отсидеть в тюрьме и какова роль адвоката в этом процессе.

На границе

29-летний Салех пробовал получить туристическую визу в США еще в 2008 году. “Но мне отказали на основании того, что у меня в США живет родной брат, который тоже получил политическое убежище. Офицер был уверен, что я хочу остаться. Хотя я этого и не скрывал”, — рассказывает мужчина. Вместе с двоюродным братом Рашидом, который старше него на 10 лет, Салех решил попасть в штаты через Мексику, о которой прочел в интернете. Вместе они прилетели в Мехико и на такси приехали в Тихуану.

После того как человек приходит на границу без визы и просит убежище, его задерживают и открывают процесс депортации.

В этот момент уже начинается работа иммиграционного адвоката, если клиент решает пользоваться его услугами.

“Обычно мне звонит родственник или какой-то знакомый человека, который пришел на границу, и говорит, что он сдался, надо провести интервью и постараться его выпустить”, — рассказывает Исмаил Шахтахтинский, иммиграционный адвокат и основатель юридической компании I.S. Law Firm в пригороде Вашингтона.

У Исмаила Шахтахтинского большой опыт в делах по политическому убежищу. Фото из личного архива

Записаться на консультацию к Исмаилу можно по телефону: +1-703-527-1779 или мейлу law@islawfirm.com

Как не провалить “интервью о достоверности страха” в пункте пропуска

После задержания на границе иммиграционная полиция назначает человеку “интервью о достоверности страха” (credible fear interview).

Существует пять оснований для получения убежища:

  • Политическое мнение;
  • Раса;
  • Этническое или национальное происхождение;
  • Религия;
  • Принадлежность к определенной социальной группе (например, геи).

Исмаил Шахтахтинский всегда советует клиентам говорить только правду: “Многие люди не понимают. Начинают обманывать, преувеличивать, слушать мошенников, которые им советуют добавить или рассказать какие-то небылицы”.

Если вы планируете привлекать адвоката, стоит понимать, что звонки адвокату из иммиграционной тюрьмы прослушиваются. Поэтому надежнее, если адвокат приедет на место к клиенту: тогда выделяется отдельная комната для разговора. Но на интервью “о достоверности страха” адвокат обычно участвует по телефону, чтобы у клиента не было дополнительных расходов.

Во время интервью на границе офицер задает примерно те же вопросы, как на интервью для получения убежища в иммиграционной службе, но не настолько детальные.

На этой стадии нет необходимости доказывать, что человек заслуживает убежища — просто показать, что есть “обоснованный страх”. Подтверждающие бумаги тоже пока не нужны.

В случае необходимости беженцу предоставляют переводчика.

Дмитрию, который бежал в США от преследований российских властей и попросил скрыть свое реальное имя, запомнилась доброжелательность офицера на интервью о достоверности страха: “Первое, что он у меня спросил — не голодный ли я. Предложил сэндвич, воду, сок. Я сказал, что не откажусь. Это было в час ночи, а в последний раз я ел утром прошлого дня”.

Сан-Исидро — самый загруженный пропускной пункт на границе с Мексикой. Фото: ENR.com

Какое бы решение ни принял офицер — дело человека попадает в иммиграционный суд. Если офицер решит, что страх возвращения на родину действительно присутствует, иммиграционный суд будет рассматривать основания предоставления политического убежища. Если же офицер увидит, что никакого достоверного страха нет, его решение можно оспаривать. Тогда дело тоже попадает в иммиграционный суд, но есть вероятность, что судья прислушается к доводам и изменит решение офицера.

За первое полугодие 2018 года количество дел, в которых страх был признан офицером обоснованным, уменьшилось в два раза по сравнению с 2017 годом и составляет 14.7%.

“Эти цифры хорошо отображают политику нынешней администрации, которая направлена на то, чтоб как можно больше прошений отсеять на первом этапе”, — говорит Исмаил Шахтахтинский.

По словам адвоката, до интервью о достоверности страха никого не выпускают, разве что есть гуманитарные причины. Но даже в этих случаях проводят интервью, только ждать его не так долго. После интервью, если у человека есть родственники и друзья, готовые выступить поручителями, шансов выйти больше.

Когда назначают суд

В ожидании суда просители убежища находятся в иммиграционной тюрьме. Фото: theinvestigativefund.org

Следующим этапом назначается первое слушание в суде (master hearing). Адвокат может присутствовать лично или по телефону. На этом суде обычно человек подтверждает, что он прибыл на территорию штатов без документов, но просит убежище. Заполняется форма I-589 “Заявление о предоставлении убежища и приостановлении депортации” и предоставляется подготовленный кейс.

Все это время, пока человек проходит интервью, он задержан и находится в месте временного заключения — иммиграционной тюрьме (detention center). Из-за того что человек задержан, суд назначают намного быстрее.

“У иммиграционного суда есть два пакета кейсов: один для задержанных, другой — для тех, кто на свободе. Для задержанных суды назначаются в течение двух месяцев.

Обычно первое слушание в течение двух недель, а потом основное слушание в течение 30 дней”, — рассказывает адвокат. Сейчас эти процессы тоже иногда задерживаются.

Если задержанного выпускают из тюрьмы условно (или по “паролю” — под залог или с электронным браслетом), слушания переносятся во второй пакет, и там время рассмотрения дела может длиться годами.

Повлиять на то, в какой тюрьме будет находиться человек, адвокат не может. Бывают редкие случаи, когда, например, мать с ребенком отвезли в центр для мужчин, или есть медицинские причины (не во всех центрах есть условия для тех, у кого есть проблемы со здоровьем).

Схема пропускных пунктов между штатом Калифорния и Мексикой. Источник: California Department of Trasportation

“Меня отвезли в общежитие-барак, в комнатах было по 4 человека, в каждом бараке по 100 человек”, — вспоминает Дмитрий, беженец из России. Он пробыл в тюрьме Аделанто в Калифорнии 7 месяцев. “У нас забрали все вещи, одежду, выдали робу. Если человек опасный — дают оранжевую, если безопасный — то синюю (такую дали мне). Если совсем опасный — красную”, — рассказывает Дмитрий.

Заседания суда могут проходить дистанционно. Например, судья находится в Вашингтоне и с задержанным в Техасе общается по телесвязи. Адвокат тоже может подать ходатайство, чтобы участвовать по телефону.

Кто такой поручитель и зачем он нужен

Если у человека есть поручитель, то он может выйти условно (с денежным залогом или с электронным браслетом на ноге). Поэтому адвокаты обязательно ищут тех, с кем человек будет жить и кто может выступить его поручителем.

Задача адвоката собрать максимум информации о своем клиенте и его поручителе. Требований по заработку к поручителю нет, но желательно, чтоб у него было жилье (можно арендованное) и доход. Чем надежнее поручитель (лучше с грин-картой, но это может быть и рабочая виза), тем лучше. Поручитель готовит письмо, которое отправляется в место задержания.

Самое главное — это доказать, что между поручителем и человеком на границе есть реальная связь.

Если это родственник, то такую связь доказать легко. Но даже дальний знакомый — это лучше, чем ничего. “Главное, честно написать, откуда вы знаете друг друга. Даже если вы раньше никогда не встречались — пишите правду. Нанимать поручителя и платить за его услуги — нелегально”, — рассказывает Исмаил.

Какие есть варианты выйти из тюрьмы

Один из вариантов залога — электронный браслет на ногу. Фото: texastribune.org

“При предыдущей администрации, если человек не нес угрозы для общества, то его выпускали после интервью. Нынешняя же администрация хочет уменьшить количество людей, которые прибывают через Мексику, поэтому соискателей убежища держат в тюрьме долго”, — рассказывает адвокат. По его словам, раньше весь процесс пребывания в задержании занимал две-три недели, сейчас иногда два-три месяца.

Есть три варианта, как человека могут выпустить:

  • дают пароль — т.е. выпускают без залога и без браслета;
  • дают пароль и требуют внести денежный залог (от $1 500 до $20 000);
  • дают пароль и надевают электронный браслет на ногу (который снимают, когда человек отмечается у иммиграционного офицера по месту проживания).

Тип пароля зависит от того, насколько сильно подготовлен запрос. После закрытия дела залог возвращают человеку. “Обычно если залог $10 000 и выше, это свидетельствует о том, что надежность человека была доказана недостаточно”, — рассказывает адвокат.

Когда человек выходит по паролю, он сообщает иммиграционному офицеру свой будущий адрес проживания, и иммиграционные суды по его делу о политическом убежище переносятся по месту жительства.

Если нет поручителя, тогда человек все суды по своему делу проходит в иммиграционной тюрьме.

Оппозиционер Дмитрий искал поручителя через знакомых в США. Девушку из Нью-Йорка, которая внесла за него бонд, он никогда ранее не видел. “У меня спросили, а вы знаете, что у вашего спонсора не оплачен счет за электричество? Как вы думаете, она вас будет содержать? Но в итоге все прошло нормально, хотя судья дал очень высокий бонд: $12 500 вместо средних $5 000. Деньги мои родители перевели из России”, — вспоминает парень.

Что делать, если держат в тюрьме дольше 6 месяцев?

Если человека задерживают дольше полугода, он может подать иск в федеральный суд.

В таком случае основанием для подачи является то, что из-за долгосрочного задержания оно превращается в наказание. А нахождение в иммиграционной тюрьме не может быть наказанием, ведь человек не совершил преступления.

“Самому составить заявление в федеральный суд непросто, но возможно. В иммиграционной тюрьме есть доступ к интернету, литературе. Я знаю людей, которые сами готовили эти документы”, — объясняет Исмаил.

Что такое политика “нулевой толерантности” и почему помогать беженцам опасно

Если семья прибыла на границу, то их разъединяют: женщину помещают в центр вместе с детьми, а мужа отдельно. По гуманитарным причинам дело матери с ребенком стараются рассмотреть быстрее.

Детей, даже самых маленьких, отбирали на границе. Фото: @NIJC/Twitter

Недавно детей (даже 18-месячных крох) отбирали у родителей, помещая их в специальные детские “центры задержания”. Бывший Генпрокурор США Джефф Сешнс называл это политикой “нулевой толерантности” по отношению к иммигрантам, которые нелегально переходят границу. После огромного общественного скандала президенту Дональду Трампу пришлось отменил эту практику. Впрочем, некоторых детей в процессе потеряли, и пострадавшие с государством судятся.

“Согласно новой политике, власти не будут делать все возможное, чтобы оставить родителей с детьми вместе. Впрочем, они декларируют, что не будут специально и разлучать, потому что это нарушает международное право: нельзя наказывать людей за то, что те подают на убежище”, — объясняет Исмаил Шахтахтинский.

Адвокат уверен, что политика администрации направлена на то, чтобы отбить у людей охоту подавать на убежище на границе.

“Это сложный момент, потому что, с одной стороны, очень много людей подают на убежище без оснований. А с другой, нельзя лишать такой возможности тех, кто действительно в этом нуждается”, — говорит Исмаил.

Теперь власти планируют открывать криминальные дела против тех, кто помогает беженцам переходить через границу. Например, это может быть гражданин США, который рассказывает родственнику, где лучше переходить, что говорить и так далее. “Даже информационная помощь классифицируется как помощь в незаконном прибытии”, — предупреждает адвокат.

Пропускные пункты на границе США с Мексикой сейчас переполнены. Фото: NYTimes

Сколько стоят услуги адвоката

По словам Исмаила Шахтахтинского, сумма вознаграждения адвоката зависит от нескольких факторов: какой объем работы хочет клиент и насколько оперативно. “Некоторые клиенты хотят, чтобы я прилетел и физически находился рядом с иммиграционной тюрьмой, являлся на суды, общался с офицерами. Естественно, это стоит дороже”, — рассказывает он.  

В среднем, гонорар адвоката за ведение кейса стартует от $6 000.

Одна из самых больших проблем для адвокатов — это оперативность связи. Иммиграционные офицеры не отвечают на телефон, они перегружены. Обратную связь по документам приходится ждать очень долго.

Желательно, чтобы один адвокат вел дело с самого начала и до суда. Тут важно понимать, что во время интервью человек рассказывает много информации по своему делу. После того, как его выпускают, он начинает жить обычной жизнью, работает и параллельно готовит свой кейс, который нужно принести на первое слушание в суд. Читает чужие истории, возможно, общается с кем-то, кто советует ему добавить “силы” кейсу. При этом он забывает, что вся его история с интервью записана.

“Если на интервью человек говорит, что на него не было нападений, а потом в процессе убежища он пишет, что было, — это поворот на 180 градусов”, — говорит адвокат.

Рашид вспоминает, что Исмаил Шахтахтинский сам полностью занимался подготовкой их с братом кейса. “У судьи, которая рассматривала наш кейс, рейтинг одобрения дел был 50%. Она очень щепетильная к деталям. Но Исмаил профессионально подготовил весь кейс, плюс у нас сильная история. Заседание заняло меньше 15 минут”, — рассказывает политический беженец.

Стоимость услуг Исмаила Шахтахтинского зависит от многих факторов. Фото из личного архива.

Такого понятия, как бесплатный адвокат, нет. Многие адвокаты, по возможности, стараются помогать разным благотворительным организациям, например, выделяя 50 часов работы в году бесплатно для малоимущих беженцев. В таких случаях адвокат обычно проверяет и запрашивает доказательства того, что у клиента абсолютно нет возможности оплачивать юридические услуги.

Почему не стоит боятся “плохого” судьи

Российский оппозиционер Александр Климанов специально прилетел в Тихуану, потому что надеялся на суд в Калифорнии, где рейтинг одобрения дел иммиграционными судьями выше. Но его переводили из центра в центр несколько раз, а потом отправили на самолете в Нью-Джерси. Его полную историю читайте здесь.

Статистика одобрений дел соискателей убежища является общедоступной, то есть по каждому судье можно узнать, с какой вероятностью он или она депортирует соискателей убежища (смотрите здесь).

Например, 98% людей, которые предстают перед иммиграционным судьей Эрлом Уилсоном в Атланте, Джорджия, отправляются обратно на родину без статуса беженцев. А вот “добрая” судья Элизабет Лэмб из Нью-Йорка отпускает с Богом и одобрением 94,7% соискателей убежища.

Однако Исмаил Шахтахтинский уверен, что эти рейтинги не являются действительным показателем шанса получить убежище.

В иммиграционных судах дела распределяются между судьями в зависимости от их “специализации”.

Например, есть судьи, которые рассматривают дела просителей только из латиноамериканских стран. “Там много всего происходит, но в итоге эти дела не квалифицируются на политическое убежище. И естественно, у этого судьи будет намного больше отказов”, — рассказывает Исмаил.

Низкий рейтинг одобрения дел судьи — еще не повод для беспокойства. Фото: immigrationimpact.com

Адвокат обычно знает, как работать с разными судьями. Есть те, кто сильно не любит неясные, нечеткие, неподготовленные дела, а есть те, кто действительно выслушает и даст шанс объяснить. “Только два месяца назад мы получили одобрение в одном из очень сложных дел именно у самого Эрла Уилсона в Атланте, у которого 2% одобрения. Все твердили, что нет шансов получить у него убежище. Лично я посчитал судью Уилсона очень внимательным и разумным. Просто необходимо правильно и четко все преподнести», — рассказывает адвокат.

“Судьи сильно загружены: им ввели квоты и торопят, чтобы дела рассматривались быстрее. А это значит, что нам, адвокатам, надо подстраиваться.

Если затягивать дело, то это будет раздражать, и все потеряют время, которое можно было бы использовать для более весомых аргументов и нужной информации”, — объясняет Исмаил Шахтахтинский.

Что делать, если отказали в убежище

В случае отказа у человека есть возможность подать апелляцию в Board of Immigration Appeals в течение 30 дней после вынесения решения иммиграционным судом. Дальше Апелляционная служба назначает расписание брифинга и отчета.

В случае, если апелляция не была успешной, есть шанс подать на апелляцию в федеральный суд, а далее попросить даже рассмотрения Верховным Судом. Ну а если все апелляции исчерпаны, то иммиграционный суд назначает депортацию. Статистика показывает, что число депортированных из США довольно низкое: в 2016 году депортировали только 24% россиян и 21% украинцев из тех, чьи дела рассматривал иммиграционный суд. Подробнее о том, кого депортируют, читайте здесь.

Записаться на консультацию к Исмаилу можно по телефону: +1-703-527-1779 или мейлу law@islawfirm.com

Александр Климанов пришел на границу США с Мексикой в оливковом тактическом костюме с 95-литровым рюкзаком в руках и сказал: «Я российский оппозиционер. Мне нужно политическое убежище». И он его получил, но спустя восемь месяцев иммиграционной тюрьмы. В 2017 году в США попросили убежище рекордное количество россиян: на 39% больше, чем в 2016 году. Можно говорить […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »