Тамара Караткова для получения грин-карты доказывала исключительность, а не экстраординарность. Фото из личного архива
Как гимнастка получила грин-карту через процесс EB-2, несмотря на то что не дотягивала до “выдающихся способностей”

Как гимнастка получила грин-карту через процесс EB-2, несмотря на то что не дотягивала до “выдающихся способностей”

Тамара Караткова для получения грин-карты ЕВ-2 доказывала свои особые способности. Фото из личного архива

Тамара Караткова приехала в США из Беларуси вместе с мужем и двумя детьми одиннадцати и четырех лет.  Она — в прошлом чемпионка, а ныне тренер по спортивной гимнастике, однако Тамариных побед в спорте на родине не хватало для того, чтобы получить грин-карту за “выдающиеся способности”. Но адвокат спортсменки нашла другой путь  — причем с минимальными финансовыми рисками. Далее следует рассказ Тамары от первого лица.

Я была чемпионкой Республики Беларусь, состояла в национальной сборной по спортивной гимнастике, участвовала в международных соревнованиях — чемпионатах Европы. У меня есть звание мастера спорта.

Мы приехали в США в июле 2012 года из Беларуси. Сначала я со старшей дочкой. Потом — муж с младшей. Мы узнавали у знакомых насчет адвоката, и нам посоветовали Олесю Горинштейн. Мне с самого начала понравилось, как четко и понятно она нам все объяснила: какие документы надо получить, какие должны быть заслуги на новой работе, почему стоит немного подождать перед подачей на грин-карту. Было видно, что она постоянно держит руку на пульсе.

В результате, Олеся помогла мне сначала сделать визу О-1, а потом и грин-карту.

Спонсором О-1 для меня выступил работодатель — гимнастический зал в Джорджии, в котором я тогда работала тренером. Визу я получила в 2012 году и находилась в этом статусе до декабря 2016 года.

О-1 я продлевала один раз и еще меняла работодателя, когда перешла в другую команду. Практически сразу после получения визы O мы с Олесей уже работали над тем, чтобы в дальнейшем подавать на грин-карту.

Мое дело не дотягивало до экстраординарных способностей для получения грин-карты по ЕВ-1, к тому же у меня не было работодателя, готового подать петицию.

Поэтому мы решили идти путем ЕВ-2, по которому нам нужно было доказать особые способности, а не экстраординарные, как нужно для ЕВ-1.

Собираем заслуги

Все было сложно. Мы делали сначала освобождение от трудовой сертификации по причине национального интереса США (National Interest Waiver). В этом случае для грин-карты мне не нужен был работодатель, и петицию я подавала сама на себя.

Получение этого вейвера означало, что я могу занимать рабочее место американца, у меня есть достаточные опыт и знания, и я как тренер работаю в сфере интересов страны.

Я предоставила очень много документов: моих заслуг как спортсмена (грамоты, медали, почетные листы) и моих заслуг как тренера (победы и достижения моих подопечных; подтверждения того, что я выступала судьей на соревнованиях).

Также я предоставляла характеристики из Олимпийского национального комитета Беларуси и письма от выдающихся личностей в спорте и гимнастике. В них они подтверждали, что знакомы со мной, что я талантливый тренер и у меня есть способности в этой сфере. Письмо сделал и мой тренер — заслуженный тренер Беларуси, тренер национальной сборной по спортивной гимнастике. Еще у меня было письмо от главного спортивного судьи Северной Каролины и других не менее заслуженных личностей.

Весь процесс длительный.

Когда ты сама находишься в США, а письмо нужно получить из Беларуси, несмотря на срочную почту, все равно уходит несколько месяцев. Хорошо, что Олеся нам четко объяснила, что нужно от каждого человека: например, от одного подтверждение информации по профессиональному настоящему, а от другого — по гимнастическому прошлому.

Так как подача моей петиции была разделена на два процесса: получение “вейвера” (освобождения от трудовой сертификации) и получение грин-карты, Олеся решила подавать их отдельно. Для получения грин-карты нужно платить пошлину, сумма которой была на тот момент около $6000 на всю семью. Если бы мы подавали на вейвер и грин-карту сразу, но мне в ней отказали бы, то мои деньги просто сгорели бы.

Но когда ты получаешь вейвер, то это практически гарантирует тебе грин-карту.

Когда я получила вейвер, следующий этап был проще: нужно было пройти медицинскую комиссию и оплатить пошлину. Ответ по вейверу мы получили через полгода, а после подачи заявления на грин-карту одобрение пришло уже через месяц.

Я сейчас работаю в обычном спортивном зале в Вирджинии, где занимается много детей. Кроме основных занятий, мы также готовим детей в университетскую команду George Washington University. Хозяйка нашего зала — главный тренер команды по спортивной гимнастике этого университета, и она периодически “отсматривает” талантливых детей.

Историю записала Ангелина Кальцева

Связаться с адвокатом Тамары вы можете по телефону: +1(404) 618 0808 или по имейлу: info@gogloballaw.com

Тамара Караткова приехала в США из Беларуси вместе с мужем и двумя детьми одиннадцати и четырех лет.  Она — в прошлом чемпионка, а ныне тренер по спортивной гимнастике, однако Тамариных побед в спорте на родине не хватало для того, чтобы получить грин-карту за “выдающиеся способности”. Но адвокат спортсменки нашла другой путь  — причем с минимальными […]

Начинать новую жизнь в иммиграции сложно - многому нужно учиться почти с нуля, а рядом далеко не всегда есть те, кто поможет и поддержит.

“Рубик” очень хочет помочь людям переехать и преуспеть в США. Мы публикуем сотни материалов в месяц. Всегда подробную и проверенную информацию.

Мы общаемся с иммиграционными адвокатами и экспертами, чтобы они бесплатно отвечали на ваши вопросы и помогали не наделать дорогостоящих ошибок. Мы помогаем соотечественникам, оказавшимся в тяжелых обстоятельствах, и жертвам домашнего насилия. И мы создаем среду общения без агрессии и осуждения, модерируя для вас группы в фейсбуке.

Над “Рубиком” работает более десяти человек, и у нас много затрат - зарплаты, хостинг, почта и так далее. Мы не хотим вводить платную подписку, чтобы не лишить нуждающихся людей доступа к информации.

Поэтому в некоторые месяцы нам очень сложно перекрыть расходы. У нас нет внешних инвесторов со скрытыми мотивами (которые взамен денег всегда хотят влиять на редакцию). Проект основан и принадлежит журналисту и иммигрантке Катерине Пановой и живет исключительно за счет рекламных доходов и поддержки аудитории.

Пожалуйста, поучаствуйте в нашем стремлении помочь иммигрантам, поддержав редакцию. Даже несколько долларов, которые вы бы потратили на кофе, помогут нам подготовить материал, который сохранит кому-то последние деньги и не позволит отдать их мошенникам.

Translate »