Петицию могут подать только совершеннолетние дети. Фото: migrant.guru
Эмиграция для чайников: Петиции детей о воссоединении с родителями. Петиции родителей о воссоединении с детьми

Эмиграция для чайников: Петиции детей о воссоединении с родителями. Петиции родителей о воссоединении с детьми

Петицию могут подать только совершеннолетние дети. Фото: migrant.guru
Петицию могут подать только совершеннолетние дети. Фото: migrant.guru

Петиции детей на родителей

Петицию о воссоединении с родителями могут подавать только совершеннолетние (21 год и старше) граждане США. Тема эта только на первый взгляд кажется очень простой, а на самом деле в силу разных жизненных обстоятельств воссоединение ребёнка с отцом и матерью в руках умелых бюрократов может превратиться в долгий и мучительный процесс.  

Самый простой случай – это когда ребёнок, рождённый в браке, подаёт петиции на своих родителей. При этом петиция подаётся на каждого родителя, если, разумеется, оба родителя хотят эмигрировать в США. Проблемы и ограничения начинаются, когда ребёнок рождён не в браке или когда он хочет воссоединиться с отчимом или мачехой.

Чтобы ребёнок по достижению 21 года имел право воссоединиться с отчимом, его биологическая мать должна была выйти замуж за отчима до того, как ребёнку исполнилось 18 лет. Аналогично, чтобы ребёнок мог подать петицию на мачеху, биологический отец ребёнка должен был жениться на мачехе до того, как ребёнку исполнилось 18 лет.   

В Америке иммиграционные законы, связанные с возрастными ограничениями, исполняются неукоснительно. Однажды ко мне пришла пара с такой историей: они вступили в брак три года назад, ровно через один день после того, как сыну жены от первого брака (гражданину США) исполнилось 18 лет. Сейчас сыну уже 21 год, и он собирается подать петицию на маму и отчима. Тот факт, что его мать и отчим заключили брак на один день позже, чем нужно, сыграл роковую роль – петиция на отчима была отклонена.

И опротестовывать это решение было бессмысленно, ибо в моём распоряжении не было ни одного юридического аргумента, а эмоциональная сторона дела никого не волнует. Редко какой продавец в американском ликеро-водочном магазине продаст ребёнку банку пива, не убедившись (по документу!), что ему исполнился 21 год. Ни на один день меньше! Предполагать, что работники иммиграционной службы США окажутся более «гибкими» в соблюдении закона, чем продавцы пива и водки, неразумно.

Петиции родителей на детей

Как ребёнку, рождённому в браке, легко воссоединяться со своими биологическими родителями, так и биологическим родителям легко воссоединиться с ребёнком, особенно если ребёнок родился в браке.   

Дети, рождённые в браке, однако, скоро будут занесены в Красную Книгу для видов живых существ, находящихся на грани вымирания. Всё больше и больше детишек не знают, кто их папа, а если и знают, то понаслышке. Именно поэтому американский иммиграционный закон ставит дополнительные препоны для детей, подающих петиции на отцов, которые по той или иной причине постеснялись быть обозначенными в свидетельстве о рождении ребёнка.

Такие же точно препоны стоят и на пути биологического отца, который возжелал, наконец, воссоединиться в Америке со своим ребёнком, но в своё время никак не проявился при рождении ребёнка. Закон даёт шанс такому отцу официально признать и зарегистрировать отцовство до того, как ребёнку исполнится 18 лет. Если отец успел это сделать, закон будет к нему относиться точно так же, как к отцу ребёнка, рождённого в браке. Если же нет, то тогда отцу нужно будет доказать две вещи: во-первых, что он биологический отец, и во-вторых, что между ним и ребёнком существует финансовая и эмоциональная связь.

Когда ребёнок внебрачный, могут быть две ситуации:

1) биологический отец официально признал и оформил отцовство до того, как ребёнку исполнилось 18 лет – в таком случае дело моментально превращается в простое  — отец подаёт петицию на ребёнка.

2) отец официально не оформил своего отцовства до того, как ребёнку исполнилось 18 лет.  

Без теста ДНК можно обойтись только до 18-летия внебрачного ребенка. Фото: taramcglinchey.com
Без теста ДНК можно обойтись только до 18-летия внебрачного ребенка. Фото: taramcglinchey.com

В такой ситуации нужно сначала установить факт биологического отцовства. Иными словами, после того, как ребёнку уже исполнилось 18 лет, признаниe и оформление отцовства уже не имеют значения – теперь нужно делать анализ ДНК. Если ещё недавно для этого у предполагаемых отца и ребёнка брали кровь, то сейчас мазок полости рта даёт не менее точные результаты. Разумеется, должны быть соблюдены все формальности и предосторожности в смысле точной идентификации лиц, у которых берётся мазок, и хранении образцов.

Нередко предполагаемые отец и ребёнок находятся в разных странах. В таких случаях взятие образца генетического материала и сравнение результатов анализов в разных лабораториях должны производиться в строго контролируемых условиях. По моему опыту, вне зависимости от коррумпированности режима и существующего политического строя, эта область международного сотрудничества остаётся стерильно чистой, и Швейцария в этом смысле не так уж сильно отличается от Киргизии.  

После того, как установлен факт биологического отцовства, переходим к финансовому аспекту – помогал отец содержать ребёнка или нет.

Если мать письменно подтвердит, что отец посылал ей деньги на содержание ребёнка, этого будет достаточно.

Отец также может предоставить копии денежных переводов на счёт матери или любые другие доказательства того, что он помогал содержать ребёнка.

С эмоциональной связью дело обстоит несколько сложнее. Отцу нужно доказать, что он принимал хотя бы элементарное участие в жизни ребёнка. У меня был случай, когда американский гражданин родом из Одессы не мог предоставить никаких  доказательств своего участия в жизни дочки, рождённой от случайной связи. Не было ни одной фотографии, на которой бы он был вместе с дочкой. Выросшая дочка очень хотела в Америку, и практически не знакомый ей папа не возражал – почему бы не сделать, наконец, доброе дело своему ребёнку? По моему совету дочка нашла своих школьных учителей, которые подтвердили, что папа приводил её в школу, забирал из школы и регулярно посещал родительские собрания. Даже бывший директор школы написал письмо, в котором клятвенно заверял, что все двойки и прогулы дочки обсуждались исключительно с папой, поскольку знали, что именно он руководит воспитанием ребёнка.   

Вы скажете, что письма учителей никак не подтверждают эмоциональной связи между отцом и дочкой, и я с вами могу даже согласиться, но теста, измеряющего эмициональную связь, ещё не придумали, а письмам типа «Я очень люблю своего папу» иммиграционная служба США придаёт мало доказательного веса. Между законом и жизнью всегда есть зазор. Если писем учителей в деле моих клиентов было достаточно, этим и руководствуйтесь в своих действиях.

Теперь, когда выполнены все три условия – подтверждение отцовства тестом на ДНК, финансовое участие отца и эмоциональная связь между отцом и ребёнком, иммиграционный закон США будет считать папу папой, а ребёнка – ребёнком данного папы.  

*******************

Иногда возникает интересная и для некоторых мужей щекотливая ситуация – когда ребёнок рождается у замужней женщины, но отцом ребёнка является не муж, а, скажем, третье лицо.

Существует юридичская презумпция, что отцом ребёнка, рождённого в браке, является муж матери.

Преодолеть эту презумпцию можно с помощью теста ДНК.   В моей практике был случай, когда формальный и биологический отец сражались за отцовство, и формального отца (мужа матери на момент рождения ребёнка) совершенно не смущал тот факт, что его жена ему изменила. Был и другой случай – когда формальный и биологический отцы сражались за достижение прямо противоположной цели – не считаться отцом ребёнка.

Примерно такой случай описан в рассказе «Отец», вошедшим в мою книгу «Дура Lex».  Это рассказ о том, как американская девушка встречалась с еврейским парнем, эмигрировавшим в Америку из Украины, как начала изменять ему с египтянином и в итоге вышла за египтянина замуж и уехала с ним в Египет, где и родила. Когда ребёнок родился, отцом был записан египтянин, которого не волновал тот факт, что девочка была рыжая.  Его больше волновало то, что его жена могла выйти на улицу без кутаба. С большими трудностями и только через три года американке удалось вырваться вместе с дочкой из Египта. Она прибыла в Нью-Йорк, где подала ходатайство о социальном пособии, причём в анкете указала, кто настоящий отец ребёнка, хотя в свидетельстве  о рождении отцом девочки был указан египтянин. Если вы хотите узнать, чем закончилось дело, вам придётся прочитать книгу «Дура Lex».   

**************

Если взрослый ребёнок-постоянный житель США (т.е. имеющий гринкарту) не имеет права на подачу петиции о воссоединении со своим родителем, то родитель-постоянный житель США может подать такую петицию на своего ребёнка.

При этом, если ребёнок не женат и ему ещё нет 21 года, то он входит в Категорию 2А (срок ожидания на январь 2016 года составляет чуть больше полутора лет), а, если ребёнок старше 21 года и не женат, то он входит в Категорию 2В, где срок ожидания составляет около 6 с половиной лет. (см. Визовый бюллетень, приведенный здесь).  

Понятно, что за полтора года ожидания, ребёнку может исполниться 21 год. Что происходит в таком случае Что ж, ребёнок, как только ему исполняется 21 год,  перестаёт быть ребёнком и теперь может без проблем купить себе банку пива. Но медаль, как всегда, имеет две стороны. Пиво – это хорошо, а вот автоматический переход из родственной категории 2А в категорию 2В – плохо, потому что в категории 2В срок ожидания по петиции отца или матери составляет 6 с половиной лет.

Если же на каком-то этапе ребёнок женится или выйдет замуж, то возможность получить гринкарту по петиции родителя превращается в тыкву, как Золушкина карета, поскольку не существует петиции родителя-постоянного жителя США на женатого ребёнка. В моей практике было много случаев, когда родители умоляли сына или дочь не вступать в брак, так как такой шаг сводил на нет годы ожидания в иммиграционной очереди. В моей практике было мало случаев, когда дети слушались в этом вопросе своих родителей. Я всегда советую детям подождать с браком, пока родитель, подавший петицию, не станет гражданином США. В отличие от постоянных жителей США, граждане США имеют право воссоединяться со своими женатыми детьми, хотя очередь заметно удлиняется.

Сроки ожидания такие длинные, что перемещения из одной категории в другую неизбежны. Например, отец, имеющий гринкарту, подаёт на неженатого сына, которому 20 лет. Петиция «стартует» по категории 2А. Как только сыну исполняется 21 год, он переходит в категорию 2В. Затем отец становится гражданином США, и сын перемещается в категорию 1. Затем сын женится, тем самым «отбрасывая» себя в категорию 3.  Сын разводится и возвращается в категорию 1.

Период ожидания, в независимости от категории, отсчитывается с момента подачи петиции, и о каждом изменении в статусе нужно оповещать иммиграционную службу.

Иногда, кстати, имеется выбор – оставаться в предыдущей категории или переходить в новую.  Иногда (если это возможно) лучше оставаться в предыдущей, поскольку очередь в ней короче, иногда – наоборот.  

Я понимаю, что перемещения из одной категории в другую, а потом в третью и обратно в предыдущую, могут сбить читателя с толку. Если бы всё в жизни было легко, мы, адвокаты, не имели бы работы. Как бы я ни штудировал медицинский учебник, сам себе операцию по удалению аппендицита я делать не буду. Да что там аппендицит! Я сам себе брюки укорачивать не буду. Смысл этой книги в том, чтобы дать вам представление об американских иммиграционных законах и показать, как они претворяются в жизнь, а не служить практическим пособием для ведения иммиграционной практики.  

Усыновлённые дети

Петиция на усыновлённого ребёнка – особая тема.  Прежде всего, надо знать правила усыновления в той стране, ребёнка из которой вы собираетесь осчастливить. Американские законы категорически запрещают платить за ребёнка, что во многих странах является распространённой практикой.  Я бывал по вопросам усыновления в одной из бывших советских республик, а ныне суверенной стране, где каждый бюрократ старался урвать для себя хоть пару сот долларов с американских родителей, желающих усыновить или удочерить их несчастных, брошенных родителями, мальчиков или девочек. Я посетил в той стране несколько сиротских домов для детей разных возрастов.

Первый сиротский дом был для детей дошкольного возраста. Директор сказал мне, что у многих детей матери работают проститутками, а кто их отцы – неизвестно. С такой профессией растить детей не очень удобно – и расписание плавающее, и домой к тебе иногда приходят клиенты, и пить приходится часто. Вот и несёт мама своего ребёнка в сиротский дом, и хорошо, если потом навещает его.

Я видел четырёхлетнюю красивую девочку, которую мама сдала в сиротский дом полтора года назад и с тех пор ни разу не невещала её. Каждый раз, когда открывалась входная дверь и входила женщина, девочка вздрагивала и спрашивала: «Мама?». Она точно не помнила, как выглядит мама.  Такую девочку, кстати, удочерить не так уж легко, поскольку её мать должна быть найдена и оповещена о предполагаемом удочерении, и она должна дать на него согласие. Иногда мать требует деньги за такое согласие, иногда твёрдо отказывается, а иногда найти её не удаётся, что в каком-то смысле облегчает ситуацию – ребёнок после определённого периода отсутствия обоих родителей (в разных странах разный период) считается сиротой.

Я также посетил сиротский дом для подростков. К сожалению, директор сказал ребятам, что приедет гость из Америки и выберет лучших детей для усыновления американскими родителями. Это была глупость и ложь, в мои обязанности совершенно не входил выбор детей для усыновления. Я ходил по школе, меня сопровождала группа ребят, человек десять, и все они хотели мне понравиться. Я сначала не понимал в чём дело, только в конце визита один учитель объяснил мне, почему дети так себя вели. Они плохо говорили по-русски, совсем не говорили по-английски, а я на их языке тоже не говорил.  

И, наконец, я посетил сиротский дом, в котором содержались очень больные дети, которых бросили родители именно потому, что они были калеками.  Таких детей не усыновит и не удочерит ни одна семья. Ну, может быть, какая-нибудь сумасшедшая голливудская актриса, да и то вряд ли. Директор сказал мне, что с детьми занимаются специальной массажной гимнастикой по какой-то американской системе. У него семь девушек, которые прошли подготовку по этой системе, и каждая из них на вес золота.  Я познакомился с девушками, посмотрел, как они вместе с детьми садятся или ложатся на пол, обнимают их и начинают разминать им ручки и ножки. Я спросил, сколько они зарабатывают. Оказалось – 20 долларов в месяц (было это в 2000-ом году). Поистине девушки на вес золота.

Усыновленного ребенка не так-то просто перевезти в США. Фото: askthebigot.com
Усыновленного ребенка не так-то просто перевезти в США. Фото: askthebigot.com

Незамужняя женщина или неженатый мужчина могут усыновить ребёнка, если он или она старше 25 лет. В противном случае усыновление может сделать только супружеская пара. Ещё до выбора ребёнка, супружеская пара может (и это рекомендуется) пройти предварительную проверку, заполнив и подав в иммиграционную службу форму I-600A (Предварительное прошение об утверждении петиции на воссоединение с усыновлённым сиротой).  

Муж и жена также должны сдать отпечатки пальцев на предмет выявления арестов и судимостей. Понятно, что с определённым криминальным багажом надеяться на то, что американские власти позволят усыновить ребёнка из другой страны, нечего. Через некоторое время после подачи формы I-600A, в гости к паре наведается социальный работник, чтобы проверить их жилищные условия — где будет ребёнок есть и спать, где будет готовиться пища, какие санитарные условия и т.д.  

Всем известны печальные случаи, когда дети из России, вывезенные их новыми родителями в США, подвергались издевательскому обращению, побоям, и было даже два случая со смертельным исходом. Я не могу ни представить, ни объяснить, как это произошло, но трагедии были и будут всегда. Ни одна система не избавит человечество от грехов, хоть вводи смертную казнь, хоть отменяй. И ни одна система не отфильтрует на сто процентов потенциальных убийц, педофилов, садистов и прочих уголовников и писихически ненормальных людей, которых нельзя подпускать к детям на пушечный выстрел.

Любая американская пара, планирующая усыновить ребёнка из другой страны, прежде всего должна собрать всю информацию о таком процессе.  Лучший источник такой информации – сайт Госдепартамента США http://adoption.state.gov/.  

Нужно учесть, что процесс усыновления ребёнка из страны, подписавшей Гаагскую конценцию об усыновлении, отличается от процесса усыновления из страны, которая не подписала эту конвенцию. И, конечно, дело можно иметь только с лицензированными агентствами по усыновлению, на деле подтвердившими свою репутацию.  

Ко мне часто обращаются эмигранты, ставшие гражданами США, которые хотят усыновить своих племянников и прочих родственников, живущих за границей, с целью подать потом петицию о воссоединении с ними. Конечно же, такие дети, даже если усыновление произойдёт, не будут считаться сиротами и не смогут получить «быстрое» гражданство в результате петиции о воссоединении с усыновлённым сиротой. Сирота должен быть усыновлён до достижения 16-летнего возраста. Кроме того, ребёнок должен полностью подпадать под определение понятия «сирота».  По «сиротской» петиции ребёнок при въезде США сразу получает гражданство.

Сирота — это ребёнок, оба родителя которого либо умерли, либо исчезли, либо были лишены судом родительских прав, либо злостно игнорировали свои родительские обязанности, в результате чего ребёнок находится на попечении государства, либо безвозвратно передали ребёнка на попечительство в сиротский дом.  Сирота — это также ребёнок, у которого остался (или всегда был известен) только один родитель, который больше не в состоянии или не желает содержать своего ребёнка.  

По каждому из этих определений можно написать книгу с массой примеров. Что, например, означает фраза «родители исчезли»?  На какой период надо исчезнуть, чтобы твоего ребёнка могли усыновить? Ответ на этот вопрос весьма туманный:  надо так «исчезнуть», чтобы тебя не могли найти в результате разумных поисковых усилий.  А что такое «разумные поисковые усилия»? И что такое «злостно игнорировать родительские обязанности»? Сколько надо не кормить ребёнка или как издеваться над ним, не пускать его в школу, не давать лекарство, держать взаперти, чтобы считалось, что государство обязано вмешаться и полностью взять на себя заботу о воспитании и содержании ребёнка, став его опекуном?  

Более старшие граждане России и других стран, когда-то входивших в состав СССР, помнят или хотя бы читали про то, как у «врагов народа» и у баптистов забирали детей и определяли их в детские дома. Не могут ли аналогичные вещи происходить и сейчас в некоторых странах? Будут ли уверены американские родители, что ребёнок, которого они усыновили и привезли в США, на самом деле не является сыном расстрелянного диссидента или гноящегося в тюрьме пастора?   

Но скорее всего, согласно статистике, ребёнок будет усыновлён из  сиротского приюта, куда его принесла его собственная мама или куда он попал будучи ею брошенным. Усыновление американской парой скорее всего окажется для ребёнка лотерейным билетом, которому нет цены.

Петиции детей на родителей Петицию о воссоединении с родителями могут подавать только совершеннолетние (21 год и старше) граждане США. Тема эта только на первый взгляд кажется очень простой, а на самом деле в силу разных жизненных обстоятельств воссоединение ребёнка с отцом и матерью в руках умелых бюрократов может превратиться в долгий и мучительный процесс.   […]