В США нужно работать в сфере, где вы добились успехов. Фото: cnn.com
Эмиграция для чайников: Грин-карта через профессиональные достижения или рабочий гарант. Категория ЕВ-1

Эмиграция для чайников: Грин-карта через профессиональные достижения или рабочий гарант. Категория ЕВ-1

В США нужно работать в сфере, где вы добились успехов. Фото: cnn.com
В США нужно работать в сфере, где вы добились успехов. Фото: cnn.com

(А) Лица с выдающимися способностями в науке, искусстве, образовании, бизнесе или спорте.

Иммиграционная служба США сформулировала десять критериев, из которых иностранец должен соответствовать трём, чтобы считалось, что он «достиг Олимпа» в своей профессиональной деятельности.   Вот эти критерии:

  1. Международные или национальные награды и призы за достижения в своей профессиональной деятельности.
  2. Принадлежность к профессиональным ассоциациям, организациям, клубам, членство в которых предоставляется только тем лицам, которые добились, согласно мнению международных или национальных экспертов, выдающихся достижений в своей сфере деятельности,
  3. Опубликованные материалы об иностранце и его профессиональной деятельности в профессиональных журналах или в основных средствах массовой информации.  
  4. Участие в работе жюри или экспертных комиссий, которые оценивают профессиональные достижения коллег. Экспертная деятельность также может быть самостоятельной, т.е. не обязательно в составе жюри.
  5. Доказательство оригинального существенного вклада претендента в своей профессиональной области.  
  6. Авторство научных работ, опубликованных в профессиональных журналах или в основных средствах массовой информации.
  7. Включение работ претендента в художественные выставки и экспозиции.  
  8. Доказательство того, что претендент занимал лидирующую или ключевую позицию в организациях или компаниях, пользующихся выдающейся репутацией.
  9. Доказательство получения высокой зарплаты,  гонораров или других видов компенсации за свой профессиональный труд относительно размера компенсации коллег или
  10. Доказательство коммерческого успеха в артистической или актёрской деятельности, подкреплённое кассовыми сборами, а также выручкой от реализации пластинок, компактных дисков, видеокассет или от реализации своей продукции через Интернет.

В отличие от других «рабочих» категорий, по Категории ЕВ-1 петицию о присвоении претенденту статуса «лицо с выдающимися способностями» может подать любой человек, любая организация, включая самого соискателя.  Другое дело – солидно ли, когда человек, тем более с выдающимися достижениями, подаёт петицию сам на себя?  

Для получения грин-карты мало набрать три критерия из десяти. Необходимо также доказать, что, получив грин-карту, в Америке претендент будет продолжать заниматься той деятельностью, в которой он добился выдающихся успехов. Иммиграционная служба должна видеть, какие у него есть договорённости, предложения, планы и т.д. Мы можем не предъявлять контракты, но письма, содержащие хотя бы намёки о сотрудничестве, безусловно, пригодились бы. Также нужно показать, что претендент на гринкарту занимался своей профессиональной деятельностью в течение года до подачи петиции.

Процесс утверждения петиции о присвоении иностранцу классификации «Лицо с выдающимися способностями» не механистический.  

Даже если человек вроде бы набрал три критерия из десяти, это не означает, что ему автоматически дадут грин-карту как выдающемуся учёному, певцу или спортсмену.

«Набрать» критерии можно по разному – можно безоговорочно, а можно еле-еле, и тогда иммиграционный офицер, на своё усмотрение, может отказать в утверждении петиции.   Можно апеллировать его решение, но процесс этот может затянуться на многие месяцы.

Поскольку бремя доказательства всегда лежит на иностранце, он и должен доказывать своё соответствие тем из десяти пунктов, которые он сам для себя выбрал. Например, певец, заявляя, что вошёл в финал конкурса «Евровидение», должен доказать высокий статус этого конкурса, а не предполагать, что иммиграционный офицер, рассматривающий его петицию, ахнет, узнав об этом его достижении, и тут же утвердит петицию.  Скорее всего, ни этот сотрудник Иммиграционной Службы, ни 99 процентов американцев об этом конкурсе никогда не слыхали.  

Кроме доказательства выхода в финал «Евровидения», надо предоставить статистические данные об этом конкурсе – когда основан, сколько стран участвуют, на какие страны транслируется, сколько зрителей смотрят по всему миру. А писатель, ставший лауреатом «Букера» или «анти-Букера» должен показать калибр этой премии и предоставить документ, излагающий принципы её присуждения.  

Разумеется, такие всемирно известные награды как, например, Нобелевская премия, медали чемпионов и призёров Олимпийских Игр, мира, Европы разъяснений не требуют, но вот что означает получить Премию Филдса (высшая награда в математике), я бы на всякий случай потрудился объяснить. Представляя чемпиона Олимпийских Игр по фигурному катанию, я послал в иммиграционную службу копию его Олимпийского диплома, а также письмо от американского продюсера с предложением выступать в профессиональных шоу, и больше ничего, а, представляя пару, которая стала бронзовым призёром Кубка Азии, я уже должен был потрудиться над объяснением, почему это достижение считается высоким.  

Некоторые достижения нужно доказать. Фото: pri.org
Некоторые достижения нужно доказать. Фото: pri.org

Многие конкурсы, турниры, соревнования можно «дотянуть» до достаточно существенного и престижного статуса при помощи писем знаменитых учёных, спортсменов, артистов — короче признанных лидеров в своей области деятельности.  Нельзя при этом забывать, что уже давно в распоряжении иммиграционных сотрудников есть Интернет, и они активно им пользуются.  Как мне доказать, что некто Иван Петров является выдающимся «бойцом без правил», если в Сети о нём ни слова, а всё, что я могу предоставить, это диплом чемпиона Костромы?  Какие бы я не предоставил письма от других атлетов в этой области, доказательный вес их будет мал, если в Сети полно информации о сотне бойцов без правил, но нет ничего существенного по поводу Ивана Петрова.    

Второй критерий – это членство в престижных организациях, ассоциациях и клубах. Когда-то американский комик Граучо Маркс сказал: «Я не хочу быть членом того клуба, который согласен предоставить мне членство».  На свете мало эксклюзивных организаций и ассоциаций, которые бы ставили неимоверно высокие барьеры перед кандидатами в членство.  Пен Клуб, например, насчитывает тысячи писателей. Союз Писателей Российской Федерации, Союз Театральных Деятелей и тому подобные организации, безусловно, «не тянут» на роль эксклюзивных, учитывая многотысячное членство.

По третьему критерию – опубликованным материалам об иностранце – мне часто приходится спорить с клиентами, которые приносят мне кипы газет и журналов с их фотографиями на обложках и статьями на развороте.  Они думают, что пункт этот они выполнили с лихвой.  Но статьи, которые они принесли, говорят о чём угодно, только не о их профессиональных достижениях.  Статьи должны быть в основном о профессиональной деятельности претендента, а не том, у кого он шьёт костюмы, где отдыхает и кто от него ждёт ребёнка.  «Желтая пресса» скорее навредит, чем поможет —  если мы опустились до неё, то, значит, по существу нам больше сказать нечего.

Экспертная деятельность и участие в жюри (четвёртый критерий) очень ценятся иммиграционными работниками.

Другое дело – на каком форуме судило это жюри, чьи работы оценивало?  Если детские рисунки на районном конкурсе, это одно дело, если финал национального конкурса оперных певцов, совсем другое.   Но и конкурсом детского рисунка брезговать не надо, если это единственная экспертная деятельность соискателя. Может быть, в то же жюри входили знаменитые художники. Может быть, каким-то боком к конкурсу имел отношения какой-нибудь знаменитый национальный музей.  Задача адвоката (как часто это бывает) задать клиенту как можно больше вопросов, постараться получить как можно больше информации с целью выудить что-то ценное и добиться того, чтобы этот важный критерий был засчитан иммиграционной службой США.

При доказательстве соответствия пятому критерию (оригинальный весомый вклад в свою область деятельности) адвокат вместе с клиентом имеют возможность показать свою креативность. Конечно же, тут особенно полезны статьи о претенденте и письма от признанных корифеев в данной области.  

Как адвокат я редактирую рекомендательные письма, общаюсь с их авторами, прошу их кое-какие места убрать как лишние или изменить какие-то фразы как неудачные. С некоторыми знаменитостями работать одно удовольствие, с другими испытываешь те же чувства, когда дантист тебе медленно вырывает зуб.   Обычно чем значительнее человек, тем легче с ним работать. Мне пришлось общаться с несколькими лауреатами Нобелевской премии из США, Франции и Италии, которые писали письма для моего клиента – тоже учёного с мировым именем.  Когда я им звонил, они либо сами поднимали трубку, либо их секретарши немедленно меня соединяли со своими боссами.  Если они обещали, что я получу рекомендательное письмо к среде, то обычно оно у меня было уже во вторник. Они никогда не обижались на мои правки, были просты и скромны в общении.  Другое дело – общение с некоторыми знаменитостями в области эстрады и спорта, которых мои клиенты (сами, между прочим, не последние люди в своей сфере деятельности) попросили написать рекомендательные письма в поддержку петиции.  Среди этого типа звёзд оказалось мало пунктуальных и обязательных людей, хотя письма предназначались в поддержку их друзей и коллег.  

При работе над письмами надо соблюдать баланс между достижениями автора рекомендательного письма и претендента на статус. В начале письма автор должен рассказать о себе, а потом перейти к оценке оригинальности и весомости вклада претендента. Если перечень наград и титулов автора рекомендательного письма занимает полстраницы, а перечень достижений моего клиента не дотягивает и до двух строчек, я должен подумать, не «убиваю» ли я петицию, предлагая вниманию иммиграционного офицера такое письмо?    Ведь я этим письмом показываю, что его автор и есть лицо с выдающимися способностями, а мой клиент, в поддержку которого написано письмо, на это звание как раз и не тянет.  Письмо должно быть составлено так, чтобы было видно, что один олимпиец пишет о другом, т.е. равный пишет о равном.

Ни в коем случае письмо не должно говорить о том, каким хорошим человеком является претендент на статус выдающегося лица.

Перечисление его личных качеств (порядочности, честности, миро- и трудолюбии), мягко говоря, может раздражать своей нерелевантностью иммиграционного офицера, равно как и перечисление заслуг, никак не связанных с профессиональной деятельностью.  Одна «звезда», которую я представлял, получила высокую правительственную награду за то, что пожертвовала крупную сумму денег на какие-то благотворительные цели.  Она настаивала, чтобы я приложил доказательство этого подвига к петиции. Я объяснил ей, что это можно делать только в том случае, если у нас набралось несколько «твёрдых» критериев – тогда мы можем позволить себе такую роскошь. Но в её случае мы еле-еле набирали три критерия, т.е. абсолютный минимум, при условии, что иммиграционный офицер согласится с нами в оценке приложенных доказательств. В таких пограничных случаях предоставление материалов о благотворительной деятельности показывает, что о профессиональной деятельности претендента нам сказать больше нечего.  То же самое касается и общественной деятельности человека – она просто никого в данном контексте не интересует.  Почему-то некоторые «звёзды» не понимают этого несложного принципа в оценке достижений претендента на статус «выдающегося лица».

В своё время в России выросли, как грибы, разные академии. Американские власти осведомлены о ничтожном статусе таких «академий», считая некоторые из них просто квази-мафиозными структурами.  Упоминание о звании академика Академии Бизнеса может оказаться смертельным ударом по петиции.  Также нелепо хвастаться достижениями, которые таковыми в цивилизованном мире не считаются.  Например, я ни в коем случае не рекомендую прилагать к петиции сертификат о том, что в честь претендента была названа звезда.   Этот «почёт» можно купить в Америке за 48 долларов, в России, наверное, за чуть больше.  Когда я сказал об этом одной своей клиентке, она ужасно расстроилась – она думала, что звезда в далёкой туманности была названа её именем за исполнение эстрадных песен, а не за жалкий полтинник, заплаченный почитателем ее таланта.   

Пункт 6 (авторство научных работ) в особом объяснении не нуждается. Разумеется, нужно показать характер и калибр печатных изданий, где работы были опубликованы, а также приложить доказательство публикации, например, титульные листы. Кстати, любые материалы, подаваемые в Иммиграционную Службу США, должны быть переведены на английский, а перевод должен быть сертифицирован.  Ознакомившись с переводами, выполненными в Грузии, Армении, Узбекистане и некоторых других бывших республиках СССР, я понял, что переводческие отделения факультетов иностранных языков у них либо не существуют, либо не функционируют. Да, несколько слов были переведены правильно, но в основном тексты прочесть было нельзя.  Понимаю, что большинство читателей не в силах оценить качество перевода, но тут я ничем помочь не могу, кроме как дать самый простой совет — лучше заплатить больше за качественный перевод, чем дёшево за непригодный.  Безусловно, профессиональные переводы могут быть выполнены в Москве, Киеве и Минске.

Чем больше научных достижений, тем лучше. Фото: venturebeat.com
Чем больше научных достижений, тем лучше. Фото: venturebeat.com

Люди науки часто задают вопрос – сколько нужно иметь опубликованных работ, чтобы данный критерий считался выполненным?  Точно ответа на этот вопрос не существует. Чем больше, тем лучше. Чем престижнее научный журнал, тем лучше.  Если на статьи ссылаются другие учёные, нужно указать «индекс цитирования» — эту информацию можно получить на специальных сайтах.  Разумеется, ценятся опубликованные книги и монографии, особенно, если они были переведены на иностранные языки.  

Пункт 7 – участие в выставках и экспозициях – больше всего относится к художникам, дизайнерам и архитекторам, реже к инженерам и изобретателям.     Как всегда, нужно показать калибр и престижность выставки или экспозиции, приложить брошюры или каталоги с фотографиями работ претендента.

Очень важен для утверждения петиции пункт 8 – ключевая или лидирующая позиция (должность) в компании или организации, пользующейся высокой репутацией.  Какой бы очевидной не казалась такая репутация, её нужно доказать.  Это в России все знают, что Газпром является одной из крупнейших корпораций в мире, но иммиграционный офицер может этого факта не знать.  Многие ли знают, что «Аргументы и факты» занимали первое место в мире по тиражу и даже вошли по этому показателю в Книгу мировых рекордов Гиннесса?   Иммиграционный офицер точно не знает рейтинги российских или украинских телеканалов, печатных изданий и машиностроительных компаний.  Значит, нужно предоставлять конкретные цифры – тиражи, объёмы продукции, финансовые обороты, количество стран, куда экспортируется продукция, и т.д.  Также нужно уделить внимание объяснению, почему должность претендента является или являлась ключевой или лидирующей. Иногда это очевидно — президент, председатель совета директоров, главный финансовый офицер компании, иногда нет — менеджер отдела, редактор отдела, ведущий программы, второй тренер сборной, главный художник театра и т.д.

Критерий 9 (доказательство высокой зарплаты или гонораров по сравнению с другими представителями в данной области искусства, спорта, науки или бизнеса) требует особого подхода.  Например, претендент заработал за прошлый год 200 тысяч долларов.  Много это или мало?  Это зависит от того, сколько в среднем получили его сограждане-коллеги по цеху.  Доказательством по данному пункту может служить ссылка на сайт компании Antal International, специализирующейся в сборе и анализе статистических данных такого характера.  Компания Antal имеет филиал в России, и её база данных включает статистику по самым различным профессиям.  

Также подойдёт письмо из министерства или другого государственного или даже профсоюзного органа, который может располагать подобной информацией. Зарплата или гонорары претендента должны значительно превышать не только средние, но даже высшие  показатели по данной профессии.  Если претендент работает сам на себя, можно предложить письма от компаний, для которых претендент выполнил работу по своему профилю, в которых должно быть сказано сколько компания ему за это заплатила.   Но опять же, абсолютные данные могут иметь мало смысла, если нет точки отсчёта – что есть много и что мало.  

И, наконец, последний, десятый критерий – коммерческий успех, демонстрируемый кассовыми сборами и выручкой от реализации продукции претендента.  Этот критерий относится, конечно, только к артистам, режиссёрам, музыкантам, певцам, а также к спортсменам, которые участвуют в артистических шоу.  Понятно, что коммерческий успех, как и размер гонорара, понятие относительное.  Вполне возможно, что монгольский певец, продавший видеодиски с записями своих песен на десять тысяч долларов, занимает у себя в стране первую строчку в коммерческой табели о рангах в то время, как в России этот показатель будет считаться полным фиаско.

***************

За более чем три десятилетия юридической практики мне довелось представлять выдающихся людей из разных стран мира: чемпионов мира и Олимпийских чемпионов, тренеров чемпионов в различных видах спорта, учёных, композиторов, исполнителей классической музыки и рок-музыкантов, писателей, поэтов, артистов, певцов, режиссёров, художников, архитекторов и бизнесменов.  Чем выше заслуги человека, тем легче работа адвоката.  Для чемпиона Олимпийских Игр почти любой адвокат добьётся утверждения петиции, но вот попробуйте добиться утверждения для солиста оперного театра небольшого чешского города.   В Нью-Йорке, когда он уже получил гринкарту, я отвёл его на прослушивание к знаменитой Лии Могилевской, которая 32 года проработала концертмейстером в Большом театре.  Все российские оперные знаменитости, приезжая на гастроли в Нью-Йорк, идут распеваться к Лии. Прослушав несколько арий в исполнении чешского баса, Лия похвалила его, но не обнадёжила.   «Если хорошо поработать, вас могут взять в хор приличного оперного театра», — вынесла приговор Лия.  Иммиграционная служба США не следит за судьбой выдающихся лиц, получивших гринкарту. Там не знают, что чешский солист поёт у себя в церкви, а деньги на жизнь зарабатывает совсем не пением.   Кто знает, может, он ещё пробьётся.   Я горжусь работой, которую я провёл для чеха.

И ещё я горжусь грин-картой, которой осчастливил кандидата наук из Москвы, специализирующегося в выпечке хлеба.  Именно этой теме была посвящена его диссертация.  Но это было давно, в 2001-ом году, и с тех пор иммиграционная служба стала умнее и жёстче.  Тогда не проверяли «знаменитость» на Гугле, и многие вещи (в рамках закона, разумеется), которые можно было сделать 12 лет назад, сегодня уже невозможны.   Пекарь прошёл как выдающийся учёный.  В Америке он, кстати, занимается своим делом – печёт очень вкусный хлеб.  

Жизнь иностранных звёзд в Америке складывается по-разному.  Московский академик, разработавший трёхмерную модель ДНК, работает профессором в одном из престижных американских университетов, а знаменитый аргентинский композитор и рок-музыкант, сочинивший гимн для футбольной команды «Бока Хуниорс», гимн школьников Аргентины, музыку для бесчисленных сериалов и фильмов, перебивается с хлеба на воду.  Грузинский медик (получивший гринкарту как учёный, а не как врач) дал мне повод полагать, что за все свои научные работы он хорошо заплатил у себя в Грузии, поскольку в Америке он ни секунды не занимался научной работой, зато вплотную занялся торговлей пищевыми продуктами.   

Даже истинные звёзды не всегда могут засиять на американском небосклоне.  То, что на родине казалось ярким и индивидуальным, в Америке потускнело и потерялось.  Мало кому удалось сохранить высокий статус, не говоря уже о том, чтобы повысить его.  И наоборот, некоторые из звёзд второй величины превратились в супер-звёзды в своей сфере деятельности.

(В) Выдающиеся профессора и научные работники.

В этой книге нет смысла уделять место этой подкатегории, поскольку их иммиграционными делами обычно занимаются академические или научно-исследовательские заведения.  В отличие от лиц с выдающимися способностями в науке, искусстве, образовании, бизнесе или спорте, профессорам и научным исследователям требуется приглашение на работу.  

Для этой подкатегории выдающихся установлено 6 критериев, из которых нужно соответствовать двум. Вот эти критерии:

  1. Присуждение одной из основных премий или наград за заслуги в академической области, в которой специализируется претендент.
  2. Принадлежность к академическим ассоциациям, членство в которых предоставляется только тем учёным или научным работникам, которые добились выдающихся достижений в своей сфере деятельности.
  3. Опубликованные в профессиональных журналах материалы о научной или исследовательской работе претендента.
  4. Участие в работе жюри или экспертных комиссий, которые оценивают профессиональные достижения коллег в той же или смежной области. Экспертная деятельность также может быть самостоятельной, т.е. не обязательно в составе жюри.
  5. Доказательство оригинального научно-исследовательского вклада претендента в своей профессиональной области.  
  6. Авторство научных работ, опубликованных в профессиональных международных академических журналах.

Все эти критерии были подробно обсуждены выше (категория ЕВ-1(А)), и я просто ещё раз подчеркну, что без приглашения на работу от университета или научно-исследовательского центра соответствие хоть всем шести критериям не приблизит претендента к гринкарте ни на один миллиметр.   Вряд ли претенденту нужно будет нанимать адвоката для работы над петицией – университеты и крупные научно-исследовательские компании для этого используют своих адвокатов.  Для работы над петициями для нескольких профессоров-выходцев из бывшего СССР меня нанимали именно университеты, а не профессора.

(С)  Высшие руководящие работники и менеджеры международных компаний.

Эта подкатегория очень популярна для тех иностранцев, которые сначала получили рабочую визу L-1 (перевод сотрудника из головного офиса в американский филиал), а затем хотят получить грин-карту на основании петиции от той же самой компании.   Стаж работы на компанию-работодателя должен быть минимум 1 год, набранный за последние три года, предшествующие петиции.

Иммиграционная служба проявляет колоссальное бюрократическое рвение, чтобы убедиться в том, что соискатель на статус постоянного жителя США на самом деле является высшим руководящим работником в международной структуре компании.

Поэтому при описании его функций необходимо подчеркнуть управление всей организацией либо её основным компонентом (филиалом, подразделением, крупным отделом).  Но одной управленческой функции мало. Надо показать, что соискатель также определяет цели и политику организации или её важного компонента (например, американского филиала) и обладает широкими полномочиями в принятии решений.  Тут важно не перестараться, чтобы случайно не создать впечатления, что высший руководящий работник на самом деле является единоличным боссом, которому не нужно ни с кем советоваться в принятии решений. Поэтому необходимо также показать, что есть высший орган компании (обычно совет директоров или собрание пайщиков), который осуществляет общее руководство деятельностью соискателя.  Иногда весьма трудно найти «золотой» баланс между широкими полномочиями и необходимостью получать общие инструкции.  Если полномочия не достаточно широкие – мелкая сошка, если не надо ни с кем советоваться – босс-тиран, а не работник.  

Понятно, что крупные международные компании без труда переводят своих руководящих работников на работу в США с получением для них гринкарты.  Кто будет сомневаться, что концерн «Фольксваген» «тянет» на международный статус.  В петиции от «Фольксвагена» всё дело сведётся к доказательству статуса работника – на самом ли деле он является руководящим?  Другое дело, когда компания маленькая.

Для того, чтобы считаться руководящим работником, необходимо иметь организационную структуру с достаточной «глубиной», чтобы было кем руководить.

Руководящий работник должен руководить не уборщицами и секретаршами, а менеджерами и начальниками отделов.  Глубина структуры означает по меньшей три организационных уровня: директор-менеджер-рядовой работник.  Если в подчинении руководящего работника всего два или три человека, то он по определению должен выполнять «неруководящие» функции, типа мыть пол или звонить поставщику с заказом на пластмассовые стаканчики для воды.  Если иммиграционная служба придёт к выводу, что людей в компании так мало, что её директору приходится выполнять ерундовые функции, не связанные с руководством, петиция утверждена не будет.  Мне удавалось добиться утверждения петиции для компаний с очень маленьким штатом, но с каждым годом это становится всё труднее и труднее.   

Иммиграционная служба требует предоставить рабочее расписание претендента с указанием в процентном отношении количества времени, затраченного на выполнение различных функций.  Каким бы глупым ни казалось это упражнение, его надо выполнить.  Запись будет выглядеть примерно следующим образом:  совещания с менеджерами – 15 процентов, корреспонденция и телефонная коммуникация  с главным офисом – 10 процентов, разработка корпоративной стратегии – 5 процентов, прочтение почты – 5 процентов и т.д.  Такую же «разблюдовку» иммиграционная служба может запросить и для подчинённых претендента.

Далеко не все руководящие работники в странах СНГ получают официальную зарплату, соответствующую их должности. Иммиграционная служба вполне может затребовать представление налоговых отчётов претендента на гринкарту с приложением валютно-конверсионной таблицы.  Если окажется, что зарплата претендента была мизерной, придётся объяснять почему. Может быть, маленькая зарплата компенсировалась долевым участием в предприятии, но и оно ведь должно быть отображено в налоговом отчёте претендента.  Деловая практика, принятая в разных странах, не всегда понятна работникам Иммиграционной Службы, хотя в отделе, занимающемся такими петициями, сидят наиболее «продвинутые» из них.   Задача адвоката состоит в том, чтобы популярно объяснить, как функционирует главный офис компании, почему возникла необходимость в американском филиале и особенно почему возникла необходимость в том, чтобы в Америке постоянно жил и работал руководящий работник такой-то, в чём вообще суть реальной или предполагаемой деятельности компании.   Объяснение должно быть доходчивым и иметь смысл.  

 

*****************

Все петиции на грин-карту, связанные с работой, подаются на форме I-140.   Рассмотрение петиции обычно занимает много месяцев, однако почти для всех категорий, кроме категории «Высшие руководящие работники и менеджеры международных компаний», существует экспресс-служба (форма I-907), когда за дополнительную сумму в 1.225 долларов иммиграционная служба обязуется рассмотреть петицию в течение 15 календарных дней.   Разумеется, все иммиграционные пошлины, приведенные в данной книге, имеют силу на момент данной публикации.

(А) Лица с выдающимися способностями в науке, искусстве, образовании, бизнесе или спорте. Иммиграционная служба США сформулировала десять критериев, из которых иностранец должен соответствовать трём, чтобы считалось, что он «достиг Олимпа» в своей профессиональной деятельности.   Вот эти критерии: Международные или национальные награды и призы за достижения в своей профессиональной деятельности. Принадлежность к профессиональным ассоциациям, организациям, клубам, […]